Приветствую Вас Гость | RSS

Эпоха Средневековья

Вторник, 22.08.2017, 15:44
Главная » Статьи » Битвы

Битва при Отэ 1408
По событиям весь 15-й век проходит под знаком восстаний и войны с Бургундским герцогством.

Открывает его битва при Отэ(Othée) (23 сентября 1408 г.)
Отэ – деревушка на 1,100 жителей, расположенная в 15 км от Льежа, административный округ Льежа.

Персоналии
Жан де Бавер– князь-епископ Льежа. Сын Альбера де Бовер и брат Гийома Четвертого, герцога де Эно, благодаря влиянию своего рода получил в возрасте 17 лет Льежское епископство.
Жан Бесстрашный - его сводный брат, герцог Бургундский.
Гийом Второй - его двоюродный брат, герцог Намюрский.
Гийом 4-ый - граф Эно.
Анри де Орн - сеньор де Первез, мэр Льежа.
Его сын Тьерри - провозглашен епископом Льежа после изгнания Жана де Бавера.


Повод
Восстание возникло из-за ничтожной причины: жители деревни Серен, согласно старому обычаю, рубили лес в лесу, принадлежащему князю-епископу. Они были пойманы и осуждены судьями князя-епископа. Воспротивившись этому, бургомистры города изгнали судей. Князь-епископ осудил бургомистров. После этого восстал весь город. Образовалась беспокойная мятежная группировка "hait-droit” (правых). Епископ был вынужден бежать.

После ряда переговоров был восстановлен мир. Жан де Бавер вернулся в Льеж и правил свободнее, чем когда-либо. Его обвинили в том, что он договорился с герцогом Бургундским и стал абсолютным хозяином в городах. Далее он отрекся от своего титула епископа, женился и создал из Льежской земли княжество, передающееся по наследству.
Эти подозрения были не без основания. Когда ему предъявили эти обвинения, он даже не захотел и слушать. Тогда льежцы объявили его лишенным власти, а мэром назначили Ан-ри де Орна, сеньора де Первез. Его сын Тьерри был провозглашен епископом.

Большинство духовных лиц и дворян были на стороне Жана. Их имущество было конфисковано, сами они были изгнаны. Кавалерийский отряд, состоящий из ремесленников, пошел жечь дома и фермы в окрестностях города. Четверо дворян верных Жану де Баверу и оставшиеся в Льеже, были обезглавлены под предлогом того, что они принадлежали к аристократии. Эти действия вызвали переселение из города большого количества людей; за их головы была объявлена награда. Жан, нашедший убежище в Маастрихте, обратился ко всем своим родственникам; вскоре ему на помощь пришел Гийом IV, Жан Бесстрашный, Гийом II. И тогда он пошел на своих мятежных подданных.

Силы противников
Трое князей-союзников – Жан, герцог Бургундский, Гийом, граф де Эно и Гийом, граф Намюрский условились отдельно друг от друга поехать со своими войсками в Эсбей, чтобы затем направиться в Маастрихт. Герцог Бургундский ехал по старинному римскому пути, именуемому дорога Брюнот. Войска союзников соединились в Монтенакене.
Численность союзных войск составляла порядка 35 000 человек, среди которых было 5 000 всадников (Монстреле). Хотя эти цифры кажутся завышенными. Сохранившиеся счета на оплату жалованья показывают, что герцог бургундский тогда выставил в поле не более 3915 человек, включая 10 трубачей и столько же менестрелей. Впрочем, в самой битве при Отэ (Тонгре) 23 сентября Жан, как полагают, командовал примерно 3500 латниками и 1500 арбалетчиками и лучниками (плюс еще пять бомбард), а его союзник Гийом, граф Эно, - 1200 латниками и 2000 стрелками.
Нужно сделать поправку на то, что армия князей насчитывала только дисциплинированных солдат, которыми командовала бельгийская знать.

Льежская армия насчитывала, по разным источникам, от 15000 (Занфлие) до 32000 (хронист Жана Бесстрашного), и даже до 50000 (Монстреле). Из них: 700-800 всадников, 500-600 латников, 100-120 английских лучников, а также «много пушек против своих врагов, которые им очень досаждали» (Монстреле).
Льежская армия, в основном, состояла из горожан и рабочих, не привыкших к военному ремеслу; каким бы ни было убеждение в их правоте, какой бы ни была их личная значимость, могли бы они долго противостоять закаленным войскам, как те, которые участвовали в походах на Францию, Фрисландию и Гельдерн?

Диспозиция войск
Льежские городские войска, которые осаждали Маастрихт, быстро узнали о приближении князей-союзников. Они сняли осаду и вернулись в свои города. Жители Льежа и Гюи прибыли в город 22 сентября. В тот же день были устроены обсуждения о принятии окончательного решения. Самые рьяные из «Hait-droits» настаивали на том, чтобы с завтрашнего дня пойти навстречу врагу и вызвать его на бой до того момента, как он соберет все свои силы. Мэр долго сопротивлялся, предвидя провал этой затеи. В конце концов, когда ему самому стали угрожать, он сдался. Было решено, что все работоспособные мужчины, включая священников и монахов, возьмут оружие и пойдут навстречу врагу, несмотря на то, что следующий день был воскресеньем. Некоторые утверждали, что противников немного.
Жители Льежа и часть жителей Гюи (большая часть тех, кто вернулся домой) на следующий день покинули город. Анри де Сальм (некий рыцарь) нес знамя Святого Ламберта. Добившийся успеха на возвышенностях Эсбей, мэр увидел, что силы князей-союзников превосходят его собственные силы, и предложил подождать подкрепления из других городов, такова версия де Динтера. Его предложение было отклонено. Его войска даже угрожали ему смертью, если он не поведет их в бой.
Мэр Анри де Орн разместил свои войска, протянувшись к Тонгру, (чьи жители должны были поддерживать льежцев), расположив один из своих флангов в Отэ.
Льежцы расположились на возвышенностях возле кладбища (tumulus) Отэ. Узкая и небольшая долина разделяла 2 армии. Мэр выстроил свою армию в «каре, впереди которого был отряд, выстроившийся в форме треугольника» (клин?), в тыл отослали коней и повозки, на флангах расположили лучников и арбалетчиков. Тыл защищали телеги.

Князья-союзники, информированные о приближении льежцев, собрали свою армию к битве в удобно расположенном месте – Отэ. Граф Намюрский располагался в центре, граф Эно на левом фланге, а герцог Бургундский – на правом. Затем они стали предлагать мир льежцам, если бы они отреклись от мэра, от епископа-самозванца и руководителей «Hait-droits» и признали законным их князя Жана де Бавера. Предложение было отклонено. (В. Занфлие)
Герцог Бургундский спешил латников и поставил с флангов крылья лучников и арбалет-чиков.

Битва
Жан Бесстрашный, будучи главнокомандующим у войск-союзников, поднялся на возвышенность, чтобы увидеть диспозицию льежской армии; затем он выстроил кавалерию в центре, а лучников и арбалетчиков поставил на флангах. Он отдал графу де Намюру под-разделение из 400 кавалеристов и 1000 пехотинцев, чтобы обогнуть врага и напасть на него с тыла.

Сеньор де Первез догадался об этом маневре и захотел расстроить его планы, столкнув его со своими 700 кавалеристами. Однако льежцы, посчитали, что кавалерия хочет отступить, восстали против такой диспозиции, говоря, что было бы достаточным расположить отряд пехотинцев в тылу и опереться на какое-нибудь укрепление. Льежцы образовали большой треугольник с вершиной, устремленной на врага, и прикрыли тыл телегами и вещами.
Армия князей-союзников пришла в движение около часа дня и пошла на врага. Льежцы мужественно защищались в течение часа; их пушки, по версии Монстреле и Фенин, внесли опустошение в ряды противника; но поскольку стрельба в то время производилась медленно и не совсем верно, то сдержать их огнем продвижение противника не удалось. Часть льежских артиллеристов были убиты возле их же пушек.

Герцог Бургундский медленно приблизился к главе своих эскадронов; затем, подав сигнал к атаке, он сам первым бросился на вражеские войска с воинственным кличем: «Богоматерь за герцога Бургундского!»
В это же время группа из 400-500 конных латников и 1000 пехотинцев или (по другим данным) «gros valets» (воинов с более легким, нежели латники, вооружением) под командованием герцога Кроя, после осуществления длительного обхода, атаковала позиции льежцев с тыла и внесла беспорядок в их ряды. Удар был силен, а потери были ужасны. Ряды были разорваны. Льежцы, окруженные со всех сторон, напрасно пытались отбиться от врага, они были так зажаты, что не могли воспользоваться своим оружием. Многие бы-ли задушены. Окруженные со всех сторон врагом, льежцы потерпели кровавое поражение.

Жан де Бавер не пощадил ни одного человека, этим он заслужил свое прозвище Жан Безжалостный.

Сражение продлилось около 2-х часов, льежцы в нем они потеряли 8,368 человек (включая всех англичан и 500 латников) по версии Жана де Ставло, 13,000 человек по версии Занфлие, 16,000 по версии де Динтера, 28,000 человек по версии Монстреле и 36,000 человек по версии Сюфрида. Среди погибших был мэр, его сын, а среди заключенных Жак Бадю, Элиас де Флемаль, 2 сыновей Лорана Ламбера, которые были казнены спустя короткий срок. По данным бургундских хронистов союзники потеряли только 600 человек, среди которых было 120 рыцарей. Хотя, например, если верить тому же Монстреле, при Гавере (1453 г.) гентцы лишились 20000 человек, а бургундцы – 16!


Последствия
Победители ушли с поля битвы и обосновались в Эр-ле-Тикс, Фрере и в Недерхейме. Жан де Бавер, который по-прежнему находился в Маастрихте, вечером получил известие о победе. На следующий день в сопровождении брата герцога Клевского, графа Аркельского, графа Энсберга и 1300 рыцарей он прибыл в лагерь князей. Он поблагодарил их за оказанную ему помощь и поздравил их с победой. Князи вручили ему голову мэра на острие копья. Затем они проводили его на поле битвы. При виде трупов, пишет Занфлие, Жана де Бавера охватило сострадание, он тяжело вздыхал и плакал, осознав гибель такого большого количества подданных

Во время самой битвы при Отэ 2,000 жителей Отэ (Тонгра) под командованием Жана де Первеза покинули свой город, чтобы помочь льежцам. Как только они увидели, что началась битва, они перерезали горло заключенным, которых они привели с собой. После победы союзников они повернули обратно, преследуемые вражеской кавалерией. (В. За-нфлие)

В Льеже было много горожан, которые не принимали никакого участия в делах и поступках «hait-droits», и которые остались преданны законному князю. 23 сентября «hait-droits», идя на встречу врагу, оставили в Льеже рыцарей Жана де Рошфора и Жана де Серена, кузнеца Арнольда, чтобы сдержать приверженцев князя, и помешать им захватить власть в городе. На следующий день 24 сентября «hait-droits», вернувшиеся с битвы при Отэ, устроили обсуждение, чтобы понять, будут ли они защищать до последнего го-род от князей-союзников. Однако во время этих обсуждений, как пишет Жан де Ставло, добрые горожане, которые никогда не затевали зла, набрались мужества и решили вос-стать против «hait-droits». Старый бургомистр Варнье де Биерсе схватил старое знамя, со-брал добрых горожан и с их помощью запер в ратуше всех «hait-droits», которых он смог схватить (и духовных, и светских лиц). Среди них были Жан де Рошфор, Жан де Серен, вдова мэра, легат антипапы Бено XIII. В тот же день добрые горожане отправили не-скольких монахов к князям, чтобы предложить им повиновение и вымолить пощаду. Эти монахи были приняты. Князи им ответили, что к ним должны прийти 12 делегатов города, которые вовсе не имели «плохого мнения» об их законном князе. Во вторник 25 сентября 12 делегатов во главе с Жилем де Сюрле отправились туда и были благосклонно встречены. Князи изложили им в письменной форме условия примирения. Делегаты, вернувшие-ся в Льеж в тот же день, зачитали их публике, которая приняла их. Эти условия говорили о следующем: духовные лица и добрые горожане придут попарно к князю, чтобы попро-сить у него на коленях прощения; они примут условия мира, которые будут продиктованы герцогом бургундским и графом; они предоставят заложников в качестве гарантии; они доставят заключенных «hait-droits» и они остановят других виновных, чтобы наказать их. В пятницу 28 сентября Льежцы, ведущие за собой 22 пленных «hait-droits», отправились на поля между Грес и Больсе, где находились князи-союзники, и там сдались с унижением. 22 пленных, доставленных к князям-союзникам, были обезглавлены. Среди них были Жан де Рошфор и Жан де Серен. Жан де Жемон, маршал графа Эно, вошел с войсками в Льеж. Он доставил легата антипапы, духовного судью Анри, священников и монахов hait-droits и несколько женщин, те, которые были в ратуше, на Мост Арок и сбросил их в Маас. Среди этих 26 несчастных была и жена мэра. Жан де Жемон также хотел разрушить колонну Св. Ламберта, но Ренар де Уфализ яростно воспротивился этому. В субботу 29 сентября Жан де Бавер пришел в свой город, где был встречен с большим уважением. Помолившись в церкви Святого Ламберта, он направился во дворец. Он даровал льежцам забвение прошлого, а затем вернулся в Жемеп – лагерь князей-союзников.

Князи-союзники со своими войсками не зашли в города княжества, чтобы сохранить их от грабежа, но они потребовали, чтобы им в качестве гарантии выдали 500 заложников. Льеж выдал 112 человек, Динан - 100, Гюи – 40 и другие города – соответственно. Их вновь от-правили в города Монс, Ат, Лиль и Арас, где они провели три с половиной года до того момента, пока компенсация за войну не была выплачена, компенсация, которая была определена в размере 220 000 французских крон.

Такова история последней и самой значимой битвы, которые льежцы выдержали ради своей независимости. Конечно же, восстания в Льеже были и потом при правлении бургундцев, но, как говорит M. de Reiffenberg, они были не сравнимы с той великой эпохой, когда народ выходил на поле битвы, чтобы защитить свои права и справедливость. Битва при Отэ была Роозбеком для льежцев. К сожалению, им даже не позволили, как и их со-братьям Фландрии, сохранить незначительные остатки тех привилегий, которые составляли славу их предков и достоинство традиций.

Материалы.
1. Жозеф Дари. История доицеза и княжества Льежского в 15-м веке
Издание Demarteau, pp. 68 et suiv. (Liиge, 1890)
2. Борман де Герлаш. (BormanDe Gerlache)
3. Анри Пиррен.
4.Максим Нечитайлов. Нидерландские армии Столетней войны.

Компиляция и обработка:
Андрэ (Ребров Андрей), клуб Льеж.
Перевод с французского - Соколова Екатерина.
Категория: Битвы | Добавил: Europa (28.12.2009)
Просмотров: 1020 | Комментарии: 34 | Теги: история, Льеже, Битвы | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]