Приветствую Вас Гость | RSS

Эпоха Средневековья

Воскресенье, 22.10.2017, 04:04
Главная » Статьи » Мои статьи

Бургундское государство

Бургундское государство

 


Среди государств, существующих на территории Европы в позднее Средневековье,  особый интерес представляет Бургундия. Бургундское государство, внезапно возникшее среди традиционных европейских государств, смогло за столетие добиться признания своей значимости, и стало играть важную роль в международной политике.


Буквально ворвавшись в уже более или менее сложившуюся систему западноевропейских отношений XIV-XV вв.,  Бургундия заставила обеспокоиться многие державы, а амбиции и победы ее герцогов привели в замешательство правителей соседних стран. Почувствовав угрозу своим владениям, соседние государства, позабыли о разногласиях и создали в 1475 г. т.н. «антибургундскую коалицию» (Франция, Австрия, союз Эльзасских городов, Швейцария). В ходе ожесточенной борьбы Бургундия вскоре была уничтожена, но ее наследие еще долго оказывало существенное влияние на европейскую историю.


Бургундский феномен долгое время не являлся специальным предметом исторических исследований. Бургундию упоминали лишь в контексте французской истории. Ей отводили небольшую и не слишком почетную роль государственного образования, вставшего на пути объединения Франции. История Бургундского государства долгое время служила примером неизбежного краха феодального сепаратизма и отсталости феодальных методов правления в сравнении с прогрессивными абсолютистскими тенденциями  политики Людовика XI.


Когда-то, в незапамятные времена, на территории Бургундии жили кельтские племена. Потом их подчинили себе римляне. А в начале VI века с севера пришли германцы-бургунды, навязавшие стране свое имя, и бесследно растворившиеся в завоеванных просторах.


Королевство Бургундия было основано очень давно, ещё в V веке, на территории Западной Римской империи племенами бургундов. Почти сразу же оно было разорено гуннскими племенами (подробнее об отношениях гуннов и бургундов повествует "Песнь о нибелунгах"). После падения Западной Римской империи в 476 году Бургундия некоторое время оставалась самостоятельным королевством, но вскоре была захвачена Франкским королевством, а в 800 году стала частью Франкской империи. После её распада в 843 году Бургундия опять ненадолго получила независимость, но затем стала одним из четырех королевств в составе Священной Римской империи. В конце XIII века Бургундия вышла из состава империи и тут же попала под власть Франции, утратив статус королевства и приобретя взамен статус герцогства.


История Бургундского герцогства принадлежавшего династии Валуа начинается в 1363 г., когда младший сын французского короля Иоанна II  Доброго Филипп Храбрый (1342-1404) получил в лен Бургундию. Согласно государственной традиции того времени лен был дарован в форме апанажа, то есть он должен был вернуться к короне в случае прекращения герцогской династии. Это была обычная форма дарения принцам крови, которая юридически оставляла территорию в рамках французского королевского дома.


Причина создания нового Бургундского герцогства связана с традициями средневекового рыцарства: король Иоанн II Добрый подарил данные владения своему  сыну за то, что он не покинул его в критической ситуации в битве при Пуатье. Нужно отметить, что указанный эпизод имел вполне определенное значение в глазах современников и был запечатлен в виде характерного примера рыцарской доблести, получившей истинно королевское вознаграждение. Отчасти поэтому вся последующая политика герцогов будет облекаться в различные формы рыцарской традиции.


Бургундия в последней трети XIV в. представляла собой довольно крупное, но далеко не самое большое владение во Франции. Существовали другие держания принцев крови: герцогства Анжу, Бурбон, Вандом, Орлеан, виконтство Беарн и многие другие. Ничто, казалось, не предвещало будущего стремительного взлета Бургундского дома. Европа уже была поделена между существующими государствами, и создание нового в условиях Позднего Средневековья представлялось маловероятным. Но феномен Бургундии  и состоит в ее непохожести на другие страны Европы, в том числе и теми средствами и методами, которые использовались для создания государства.


Уже к концу XIV в. ситуация резко меняется. Это связано с проводимой герцогами брачной политикой.


Бургундским герцогам удалось поставить свою матримониальную политику на такой высокий уровень, достичь который не удавалось никому и позднее. Возможно, это связано с тем, что в новое время брачные союзы не играли уже такой роли, и герцоги застали последнюю возможность использовать данный прием наиболее полно. В эпоху национальных государств это, естественно, было уже невозможно.


Приоритет ставился на политически и территориально перспективные браки, для заключения которых герцоги проявляли недюжинную энергию и смекалку. Первая возможность применить данный прием представилась уже Филиппу Храброму. Когда ему подошло время жениться, особых проблем с выбором не было: во французском королевском доме было множество принцесс крови, правда, не имевших ничего, кроме доброго имени и знатности. Герцога не устраивал такой легкий, но бесперспективный вариант, так как даже в случае пресечения династии он не мог унаследовать владение, вследствие того, что их держания, так же как и его, находились в форме апанажа. Филипп обратился к другому варианту.


Наиболее привлекательной партией была Маргарита Фландрская (1350-1405), наследница графств Фландрии, Артуа и Франш-Конте, Невера и Ретеля. Она была единственной дочерью графа Людовика II Ла Маль, в силу почтенного возраста которого новых наследников не предвиделось. Проявив интерес к Маргарите, планы тогда еще весьма незначительного герцога столкнулись с интересами большой политики. Так как муж Маргариты получал контроль над всеми Южными Нидерландами, а также возможность блокировать Францию с севера и востока, что естественно, в условиях продолжавшейся Столетней войны было для нее очень опасно. На какое-то время будущий брак Маргариты стал точкой столкновения интересов Франции и Англии, чьи государи сами предлагали руку графине.


Казалось бы, незначительному герцогу нечего было и пытаться вмешиваться в эту борьбу. Но тут и проявился дипломатический талант Филиппа Храброго. Дело в том, что граф Людовик отлично понимал, что, выдавая свою дочь за английского или французского короля, он втягивает свои земли в неизбежную войну со вторым претендентом. Нидерландские города, живущие торговлей и промышленностью, были бы разорены.  Людовик II, как заботливый государь своих подданных был обязан сделать все возможное для сохранения мира и экономического процветания. Филипп Храбрый, идеально подходил для роли нового государя  Фландрии и Артуа. Не обладающий большими средствами, он неизбежно должен был учитывать мнение городов, что вряд ли стал бы делать сильный правитель.     


Короли Англии и Франции, не желая уступать друг другу, тоже стали склоняться к третьей кандидатуре. Но как Английский король мог согласиться на кандидатуру французского принца крови? В этой ситуации Филипп Храбрый решился на рискованный шаг – заверив короля Франции в будущей верности, герцог заключил тайное соглашение и с английским королем, суть которого в том, что Филипп не будет участвовать в войне на стороне Франции.


Когда все стороны были удовлетворены, в 1369 г. был заключен брак.  После смерти Людовика II в 1384 г. Филипп Храбрый стал правителем Фландрии, Артуа и Франш-Конте, Невера и Ретеля. К относительно слаборазвитой и по преимуществу аграрной Бургундии он получил своего рода экономического лидера того времени - южные Нидерланды. Графство Франш-Конте находилось на территории Священной Римской империи. Таким образом, Филипп Храбрый стал еще и имперским графом, что также окажет свое влияние в будущем. Владения Бургундского герцога увеличились в несколько раз, и из второразрядного вассала французской короны он превратился в крупного владетеля.


Внешнеполитическая история Бургундии представляет собой постоянную борьбу с Францией за суверенитет и непрерывную экспансию на соседние владения.


Первый герцог Филипп Храбрый (1364 – 1404) активно вмешался в борьбу за регентство во Франции над душевнобольным королем Карлом VI Безумном. Соперничество за власть двух партий: бургиньонов (партия герцога) и арманьяков – вылилось в гражданскую войну во Франции, осложненную продолжавшейся Столетней войной. Герцог на данном этапе пользуется еще очень не большим  влиянием, чтобы активно участвовать в политической жизни. Поэтому малоперспективному регентству во Франции он предпочитает расширение своих владений. Как раз, не оставив наследника, умирает граф Фландрский, и Филипп Храбрый, как супруг старшей дочери, становится формальным государем Фландрии. Правда, богатые фламандские города не были склонны признать его графом. Борьба за фландрское наследство займет много времени и сил герцога, прежде чем в 1382 г. он не разобьет фламандцев при Роозебеке.


Что касается Столетней войны, то Бургундия находится в союзе с англичанами, которые  гарантируют защиту Фландрии от притязаний Франции. В целом, подводя итог первому периоду истории Бургундии, можно заявить, что политика на данном этапе не отличалась от поведения хоть крупного, но типичного вассала французской короны. Герцог почти целиком находится под влиянием французской политики и не помышляет о самостоятельной государственной политической линии. Даже приобретение Фландрии и Франш-Конте мало меняют ситуацию. Филипп Храбрый остается, прежде всего, французским герцогом: вассальные традиции и  родственные отношения все еще доминируют в данный период бургундской истории.    


 

Следующий герцог Иоанн Бесстрашный продолжает успешную политику своего предшественника. Его брак с Маргаритой Голландской в 1385 г. развивает перспективное нидерландское направление. К тому же для усиления своего внешнеполитического влияния Иоанн выдает свою сестру, Маргариту Бургундскую (1374-1441), замуж за графа Голландии, Зеландии и Геннегау Вильгельма VI (1356-1417). Маргарита Голландская имела завидное приданное, графства Голландию, Зеландию и Геннегау. Герцогу пришлось выдержать серьезную борьбу за голландское наследство, так как запутанность средневекового наследственного права привела к появлению еще нескольких претендентов, в том числе и английского короля, поскольку Эдуард III был женат на Изабелле принцессе Геннегауской. Герцогу в ходе боевых действий пришлось доказывать, что не только умение вести политические интриги является признаком бургундского дома, но и знаменитая бургундская доблесть. Иоанн Бесстрашный  доказал, что не зря носит свое прозвище.


Не стоит представлять герцога только как рыцаря без страха и упрека. Он участвовал в крестовом походе, и сражался обыкновенно в первых рядах,  в то время это было обычным делом, удивление вызвало бы, если бы он вел себя иначе. Важным было то, что вместе с доблестью он проявлял и политические дарования. Конечно, сил воевать с Англией, хоть и набиравшей мощь, Бургундии явно не хватало. Поэтому герцог сразу вспомнил о своих вассальных связях с французской короной. Бургундия на данном этапе в союзе с Францией участвовала в Столетней войне. После многолетней войны был заключен Англо-Бургундский союз, условием которого было признание права Бургундских герцогов владеть Голландией, Зеландией и Геннегау взамен заключению мира.


Герцог Иоанн Бесстрашный (1404 – 19) молодой и амбициозный политик не довольствуется ролью пусть даже самого крупного, но королевского вассала, Бургундия в данный период начинает выступать активной стороной европейской политической жизни. В начале 1405 г. вокруг тяжело заболевшего Карла VI развернулась острейшая борьба за власть. В последнее время наибольшим политическим весом при французском дворе обладал брат короля герцог Людовик Орлеанский. Он столкнулся с растущим влиянием Иоанна Бесстрашного. Эти политические деятели занимали противоположные позиции по основным государственным вопросам, в том числе и по вопросу войны с Англией. Герцог Бургундский предпочитал сохранение формального англо-французского перемирия, естественно на его решение влияло то, что он владел Фландрией и Артуа, и как государь был обязан отстаивать интересы своих подданных, чьи торговые связи подрывала война. А герцог Орлеанский был горячим сторонником возобновления войны. В 1405 г., когда это стало реальностью, Иоанн Бесстрашный открыто выступил против политики Людовика Орлеанского.


Франция вновь оказалась на грани гражданской войны. Оба герцога собирали войска, готовые начать борьбу. К осени 1405 г. с большим трудом было примирение, носившее явно непрочный компромиссный характер. Одним из условий было развертывание военных действий против Англии. Герцог Бургундский начал готовиться к осаде Кале, но одновременно вел переговоры о подтверждении перемирия с Англией, эта война была герцогу абсолютно не нужна. Но мирные предложения прибывшего в Париж английского посольства были сорваны герцогом Орлеанским. В результате обострившейся борьбы герцог Орлеанский был убит (1407 г.). Интересно, что после убийства герцога с оправдательной речью в пользу Иоанна Бесстрашного выступил знаменитый доктор теологии Jean Petit, что свидетельствует о широкой поддержке герцога среди горожан.


Но борьба не утихала, и летом 1410 г. разразилась война между бургиньонами и арманьяками, обе стороны боролись за власть при Карле VI и, в конечном счете, за независимость от центральной власти. В этой войне герцог Бургундский опирается на союз с Англией, помимо денег и династических браков английскому королю была обещана Нормандия. Но арманьяки предложили половину Франции, и англичане поддержали их.


В ответ  Иоанн Бесстрашный решает опереться на своих старых сторонников из горожан. Он призвал к объединению перед лицом иностранной опасности и выдвинул проект податных реформ. Поэтому естественно, что когда глубокое недовольство горожан налоговой политикой и феодальными раздорами вылилось в 1413 г. в восстание Кабоша в Париже, своим лидером восставшие объявили герцога Бургундского.


В условиях гражданской войны обе стороны пытались использовать англичан в своих интересах, англичане, в свою очередь, поддерживая попеременно то арманьяков, то бургиньонов, захватывали все новые территории.


Осенью 1416 г. в Кале был заключен англо – бургундский союз. Герцог признавал законными права Генриха V на французский престол и обещал ему военную помощь.


Конечно, в глазах французов этот шаг был несомненной изменой, автор "Нормандской хроники” заметил по этому поводу, что герцог Бургундский "стал скорее англичанином, чем французом”. Но с точки зрения генезиса государства, данный союз характеризует переход Бургундии на новую стадию развития государственности. Бургундский герцог уже выступает не как вассал французской короны, а как объект международных отношений.


 Во время переговоров в Монтеро Иоанн Бесстрашный был убит сторонниками Людовика герцога Орлеанского по обвинению в организации убийства их герцога, но на самом деле причиной убийства стал союз с Англией. И война разгорается вновь. В декабре 1419 г. наследник Иоанна Бесстрашного Филипп Добрый подтвердил союз с английским королем. С этого времени Бургундия надолго стала важнейшим союзником Англии в Столетней войне. Уже в начале следующего, 1420 г. бургундские войска приняли активное участие в военных действиях.


Несмотря на то, что герцог Иоанн Бесстрашный, из-за внезапной смерти, не успел присоединить  Голландию, Зеландию и Геннегау, ему удалось упрочить бургундское влияние в данных землях и закрепить свое право наследования. Поэтому, когда в 1428 г. пресеклась графская династия, герцог Филипп Добрый без особых сложностей "в качестве регента и наследника” присоединил данные земли.


Таким образом, к Бургундскому государству были присоединены важные территории. Голландия, Зеландия и Геннегау подобно Фландрии были экономически высокоразвитыми землями. Торговые и промышленные города, прекрасные гавани – все это стало достоянием герцогов. Бургундским герцогам удалось собрать воедино значительную часть Нидерландских земель. Не присоединенными остались герцогства Брабант,  Клеве, Люксембург, Лимбург и другие более мелкие владения. Стремление присоединить и остальные Нидерланды надолго стало главным вектором бургундской политики.

 

Третий герцог Филипп Добрый известен наиболее крупными территориальными приобретениями. Присоединение Голландии, Зеландии и Геннегау в 1428 г. следует отнести на счет Иоанна Бесстрашного, так как именно он утвердил права дома на эту территорию, но, кроме того, Филипп Добрый сам значительно увеличил бургундские владения.


Еще в 1406 г. младший сын Филиппа Храброго Антуан по праву завещания стал герцогом Брабантским, герцогиня Брабантская Иоанна  сделала его своим наследником. Иоанн Бесстрашный помог Антуану утвердить свои права. Нужно отметить, что для Бургундского дома характерна редкая для современных династий сплоченность, авторитет главы дома был незыблем для остальных его членов, распри и конфликты между принцами, в отличие от французского дома, не были правилом. Поэтому герцоги Брабантские последовательно следовали политической линии своих старших кузенов. Вследствие этого, когда в 1430 г. умер, не оставив наследника, герцог Брабанта Филипп I, произошел мирный переход его земель к Бургундии. Брабант и Лимбург, территории с глубоко укоренившимися буржуазными отношениями были присоединены  к Бургундскому государству.


Герцог Филипп Добрый продолжает следовать давшей такие великолепные плоды матримониальной политике. Сам он, в связи с поднявшимся авторитетом Бургундии, все три раза женится на особах королевской крови: французской, бурбонской и португальской принцессах, - этого требовало политическое положение Бургундии. Но свою сестру Марию (ум. 1463) он сознательно выдает замуж за Адольфа герцога Клеве, вследствие этого брака герцогство Клеве прочно входит в бургундскую сферу влияния, формально Клеве остается независимым, но фактически политику герцогства контролирует Бургундия.


Герцог Филипп Добрый (1419 – 67) для своих современников по преимуществу - мститель. Ла Марш пишет, что он  «тот, кто, дабы отомстить войну вел шестнадцать лет … и воистину отдал бы во имя сего плоть и душу, богатства свои и земли». 


Шестнадцать лет Бургундия в союзе с Англией ведет войну против Франции. В 1435 г. герцог заключает мир с Францией в Арассе, Филипп Добрый признал Карла VII королем Франции. По условиям мира, кроме покаянных деяний за убийство Иоанна Бесстрашного, Франция передает Бургундии города по р. Сомме в залог мирных отношений. Кроме того, герцог остается только  номинальным вассалом французского короля, апанаж переводится в лен, Бургундия становится практически независимой.


В отношении Франции политика герцогов направлена на поддержку  оппозиции королю. В Бургундии находят убежище многие опальные сановники. Именно в Бургундию бежит дофин (будущий Людовик XI) после неудачного  Прагерийского мятежа 1441 г.  


Филипп Добрый заводит обширные внешнеполитические связи. Устанавливаются контакты с Португалией, что закрепляется браком герцога с инфантой. Бургундия активно участвует в войне Алой и Белой розы, так как Англия является естественным союзником против Франции. Герцог заинтересован в утверждении своего союзника на престоле Англии. Так как в Англии идет война и не ясно, кто победит, Филипп Добрый поддерживает и Йорков, и Ланкастеров (естественно, в тайне друг от друга).


При Филиппе политика Бургундии выходит на новый уровень. Могущественному государю, каким являлся Филипп Добрый, уже не требуется матримониальных оснований для подтверждения своих прав, сила оружия и политическое влияние заменяют брачный договор. После шестнадцатилетней войны с Францией по условию мира в Аррасе  в 1435 г. герцог получает города по Сомме с центром в Амьене, то есть Пикардию. Города были промышленно развиты и находились в непосредственном соседстве с бургундскими Нидерландами. Складывается интересная юридическая ситуация, - Французский король, как сеньор отдает в собственность земли своему вассалу, герцогу Бургундскому,  то есть де юре самому себе. Выход был найден в том, что земли якобы передаются в залог символической суммы. Также мирный договор освобождает Филиппа Доброго от ленной службы дает право перевода апанажа в наследственное владение. Но юридически герцог все же остается вассалом французской короны.


Герцог стремится округлить свои владения, и продолжить политику присоединения всех Нидерландов, которые в экономическом и культурном отношении представляли собой относительно однородную территорию. Естественно, присоединение Нидерландов сулило серьезные выгоды политического и экономического характера. Поэтому герцог предпринимает следующий шаг.


В 1440-е гг.  внимание герцога обращается на Люксембург. После пресечения Люксембургской династии по мужской линии герцогиней стала Елизавета (ум. 1451), которая первым браком была замужем за Антуаном Брабантским, основываясь на этом шатком доводе, Филипп Добрый требует право наследования. Основным его соперником был герцог Саксонский, который также имел права на Люксембург. Но где саксонцу было тягаться с могущественным победителем самого французского короля. В результате после смерти Елизаветы в 1451 г. Люксембург был присоединен к Бургундии.


Окрыленный этим успехом герцог предпринимает следующий шаг для присоединения оставшихся частей Нидерландов. В 1465 г. он осаждает Деневер в качестве первого шага к завоеванию Фрисландии. Но здесь Филипп Добрый терпит неудачу: стойкое сопротивление города осложняется возникшими трениями с Францией, и герцог вынужден отступить до лучших времен. Зато на другом направлении он добивается крупного успеха.


Обширное и богатое епископство Утрехт давно притягивало интересы Бургундии, но ссора с папой не входила в планы герцогской политики. Тогда используется другой метод - поставить на епископскую кафедру лояльного претендента. И в 1456 г. Филиппу Доброму удается возвести своего бастарда Давида (ум. 1496) в сан утрехтского епископа, это была крупная победа герцога, так как Утрехт занимал центральное положение по отношению к бургундским владениям.   


Вследствие удачной политики Филиппа Доброго Бургундии удается  подчинить большую часть Нидерландов от Соммы на юге до Рейна на севере. Теперь герцогам принадлежали Фландрия, Голландия, Зеландия, Геннегау, Брабант, Лимбург, Ретель, Пикардия, Люксембург и Артуа  - в Нидерландах, а также герцогство Бургундское, графства Франш-Конте, Невер, Шароле, Макон и Осер - на границах Франции и Священной Римской империи. Кроме того, в сферу влияния Бургундии вошли Утрехт. Огромный результат лишь для столетия существования государства.


 

Герцог Карл Смелый  является продолжателем политики своих предшественников. Карл Смелый действует на традиционных направлениях бургундской политики: нидерландском и восточнофранцузском. Ему также удается достичь существенных результатов. Используя финансовые трудности, возникшие у графа Тирольского эрцгерцога австрийского Сигизмунда, герцог убеждает его заложить верхнеэльзасские земли Брейсгау и Зундгау с главным городом Фрейбургом. В 1469 г. ввиду финансовой несостоятельности эрцгерцога Карл Смелый аннексирует Эльзас.


В Нидерландах ему также удается достичь нового успеха, герцоги Гелдерн, владетели земель в устье Рейна, ведущие междуусобную борьбу, обращаются к Карлу Смелому за помощью. Герцог соглашается на условиях признания его сюзеренитета, и после гибели противоборствующих сторон он присоединяет Гелдерн, с главным городом Цютфеном, к своим владениям.


Пик активности внешней политики всей истории Бургундского государства приходится имеено на правление герцога Карла Смелого (1467 – 77). В это время происходит решающая схватка с Францией за само существование Бургундии. Приход к власти двух амбициозных политиков: Карла Смелого в Бургундии и Людовика XI во Франции неминуемо вел к столкновению. Франция не могла примириться с существованием Бургундии, так как страна была препятствием к дальнейшему объединению государства, Бургундии же требовалось отстоять свою независимость и доказать право на существование.


Карл Смелый в наследство получил разросшееся герцогство и располагал как флотом, так и сильной армией, ядро которой составляли 32 Compagnie d’ordonnance (около 3850 лучников, арбалетчиков и пр.). Герцог сразу дал понять, что армия не застоится без дела. Карл Смелый не зря получил свое прозвище, он не без оснований считал возможным силой оружия добиться того, чего не смогли достичь его предшественники.   


Еще будучи наследником, Карл Смелый принял участие в войне так называемой лиги Общественного блага 1465 г. Коммин сообщает, что Карл Смелый, герцог Бретонский, герцог Гюйенский и ряд советников Карла VII собрались «выразить королю (Людовику XI) протест против дурного правления и отсутствия справедливости, и если он не пожелает исправить положение, то принудить его к этому силой». 


В данной кампании Карл Смелый проявил свой полководческий талант, он был несомненным лидером коалиции. Итогом войны лиги Общественного блага стал выгодный мир, но, играя на своекорыстии членов лиги, Людовик XI сумел разобщить ее.


Людовик XI и не собирался выполнять условия мира, переговоры закончились безрезультатно. Нужно сказать, что в далеко идущих планах герцога бургундии Франция не играла большой роли, и вершиной требований к Людовику XI было заключение крепкого мира и обещание не поддерживать волнения в Нидерландах. Не угроза территориальных потерь беспокоила Людовика XI, Карл Смелый не претендовал на французские земли. Возможность возникновения мощного государства на восточной границе, которое моментально остановит экспансию Франции - здесь кроется истинная причина смертельной схватки. Обе стороны понимали, что победитель может быть только один.


С 1468 по 1472 гг. проходят ряд франко-бургундских кампаний. Герцог одерживает ряд побед, и король решает поменять тактику. Пренебрегая всеми правилами «честной игры», король проявляет редкую изобретательность в политических интригах. Чтобы обескровить Бургундию, он постоянно провоцирует выступления нидерландских городов и создает лигу (1474 г.) против герцога, куда входят эльзасские города, швейцарцы и Австрия.  Возникают новые формы войны - экономические. Король применяет торговую блокаду, в частности он запрещает французским купцам ездить на ярмарки в Ипр, Брюгге и Антверпен. Людовик XI отлично понимал, в чем кроется могущество Бургундии, и нанес удар в самое уязвимое место.


Герцогов Бургундии всегда угнетало то, что при всем своем величии они не были суверенными государями. Карл Смелый проводит в 1473 г. переговоры в Трире с императором Фридрихом III о предоставлении титула короля, но переговоры были сорваны не без влияния Людовика XI.


Карл Смелый планировал создать Великую Лотарингию от устья Рейна до Альп, и его первоочередной задачей было соединение двух анклавов Бургундского государства: нидерландского и французского. Между ними находилось герцогства Лотарингия и Бар, на эти земли Карл Смелый не имел никаких легитимных прав, тем не менее, в 1476 г. он захватывает оба герцогства и их центр город Нанси. Это было последнее территориальное приобретение бургундских герцогов.


Несколько слов необходимо сказать и о столице Бургундии. Родовым центром и столицей родины герцогов Бургундии в узком смысле слова, то есть герцогства, был г. Дижон. В нем находилась родовая усыпальница и происходил обряд вступления в наследство. Но реального значения столицы этот город не имел, он был скорее символом династии и совмещал в себе функции, подобные французским Сен-Дени и Реймсу. Сразу же после присоединения первых нидерландских владений политико-административный центр Бургундии смещается туда.


В Бургундском государстве не было, по крайней мере, большую часть времени существования государства, какого либо административно – бюрократического центра. Различные земли имели свои административные и финансовые органы, общегосударственные же появляются сравнительно поздно. Поэтому не было необходимости привязывать политический центр к какому либо определенному городу.


По средневековой традиции столица там, где находится монарх и его двор. Филипп Храбрый предпочитал жить в Генте и Брюгге. В Генте также часто находился двор Иоанна Бесстрашного. При Филиппе Добром центр экономической активности перемещается в Брабант, герцог тоже стремится быть в гуще событий, его двор обосновывается в Брюсселе. Во время долгого правления Филиппа Доброго

Категория: Мои статьи | Добавил: Europa (23.06.2010)
Просмотров: 2729 | Теги: Карл Смелый, Франция, Бургундия | Рейтинг: 3.7/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]