Приветствую Вас Гость | RSS

Эпоха Средневековья

Вторник, 26.09.2017, 15:39
Главная » Статьи » Мои статьи

Нюрнбергский устав о военных наемниках
Каждый солдат должен поклясться святыми, что он будет честно служить совету, городу и бюргерам Нюрнберга, содействовать их пользе и бороться с тем, что может принес и им вреду по мере сил и возможности и без всякой задней мысли. Солдаты должны также повиноваться своим военачальникам, назначенным бюргерами, и не разглашать ничего о том, о чем бюргеры и военачальники велели молчать. Они не должны предупреждать никого, чье предупреждение может принести вред городу. Они не должны щадить ни друзей, ни врагов, которые могут принести вред стране. В силу данной присяги они должны нападать на тех, на кого им приказано нападать. Солдат отвечает перед городским судом за взведенные на него обвинения и должен повиноваться постановлениям шеффенов. Лошадь и панцырь. солдата всегда должны служить бюргерам залогом. Солдат не имеет права требовать от города или от бюргера залога из-за ущерба, который он понес на службе у бюргера. Каждый военачальник должен требовать от своих слуг, чтобы они соблюдали этот устав. Если солдат понесет какой-либо ущерб, состоя на службе у бюргеров, на поле битвы, куда он явился со своим имуществом, подвергшимся определенной оценке, то этот ущерб, возмещается ему. Но если он, боже упаси, потерпит физический ущерб, то это не возмещается. Если он попадет в плен, то на выкуп его можно истратить не более 13 геллеров 2 . Солдат не имеет права бросить службу из-за своих или чьих-либо других дел и не имеет права давать кому-либо в пользование свою лошадь без разрешения того бургомистра, который в данное время ведает делами. Если какой-либо солдат со злым умыслом заложит свою [95] лошадь и по приказу бюргеров или своего военачальника не выедет на службу, то он платит штраф в полфунта геллеров, который делится пополам между бюргерами и военачальниками. Мы договорились также, что если солдаты находятся в разъездах на расстоянии 6 миль от города, то ближние монастыри и деревни 3 должны им доставлять соответствующее питание. Если они не смогут там получить питание, то им следует давать двойную плату за дневную и ночную службу. Если один или несколько солдат примут участие в какой-либо войне или файде 4 , которые не имеют отношения к городу, то бюргеры могут дать им отпуск. Если они забрали (вперед) слишком большу сумму жалования, то они должны вернуть ее бюргерам и дать в залог свою лошадь. Если конный солдат станет непригодным для службы, то его начальник должен в течение 19 дней заменить его другим. Если у солдата падет, или охромеет, или заболеет лошадь, так что она станет непригодной для службы, и он сообщит об этом своему военачальнику, то он должен в течение 19 дней заменить ее другой лошадью. Если это не будет сделано, то солдат теряет право на дальнейшее получение жалования.

Если он получил слишком большую сумму жалования [вперед], то он должен вернуть ее бюргерам. Мы договорились также с солдатами, что если лошадь кого-либо из них будет нуждаться в новых подковах, в то время как он состоит на службе у бюргеров, то солдат, если хочет получать жалование за нее, должен заплатить кузнецу за его труд и за прокорм лошади. Если же он этого не сделает и кузнецу заплатят бюргеры, то он не получает жалования на лошадь. Если солдатам удастся поймать грабителей, убийцу и поджигателей или других вредных людей, то добыча, которую они захватят при этом, — лошади, панцырь или другие предметы — должна принадлежать им. Но если они поймают какое-либо владетельное лицо, рыцаря или его слугу, то они должны поступить с ними, как скажут бюргеры. Солдат имеет право кормиться в деревне и грабить там лишь в том случае, если это будет разрешено ему бюргерами. Было также условлено, что если солдат получит что-либо в залог по решению ландсгерихта, то он может распорядиться этим. Солдата может сопровождать. лишь тот конный слуга, который присягнул бюргерам. Солдат не имеет права продать лошадь, подвергшуюся оценке, без согласия бюргеров. Каждый солдат должен иметь панцырь. Солдат не имеет права без разрешения того бургомистра, который в данный момент заведует делом, пускать свою подвергшуюся оценке лошадь в лес за дровами или за камнем. Каждый солдат должен давать своей лошади корм и сено днем и ночью, как полагается. Мы договорились с солдатами, что каждый [96] солдат [дословно: каждый шлем] получает ежегодно 50 фунтов геллеров. Во время же похода он получает двойную плату на хлеб, вино и пиво.

2. Прием военных наемников. 1388 год 5

(По Нюрнбергским хроникам, т. I, стр. 172)

("Die Chroniken der deutschen Staedte", herausgeg. von K. Hegel)

Как указано ниже, мы наняли людей, которые должны служить нам до воскресенья после дня св. Мартина. Если бюргеры будут еще дольше нуждаться в них, то военачальники и все те, кто подчинены им, должны остаться на службе у бюргеров лишний месяц. Те же наемники, которые не подчинены власти военачальников, должны быть отпущены. Каждый конный наемник получает 12 гульденов в месяц; каждый пеший вооруженный — 6 гульденов, Каждый конный воин получает 10 гульденов в виде задатка. Бюргеры дают ему квартиру; если будет предпринят поход с целью осады замка, то он получает тройное вознаграждение.

Прежде всего мы договорились с господином Энгельгартом фон дер Тан, который должен привести с собой 22 конных наемника и 1 пешего и который получает в виде задатка 52 гульдена.

Затем мы договорились с Гансом фон Штейнау, у которого 15 конных наемников и 1 пеший. Он получает 32 гульдена задатка...

Затем договорились с Гартунгом фон Перкгих. У него 10 конных воинов и 1 пеший. Он получают 20 гульденов задатка.

Затем Вильгельм Марквард с 9 конными воинами и Иоре фон Штейн с 1 пешим.

Примечание: Рейш, подчиненный Вильгельму Маркварту, уходит в отставку с одним конным воином в субботу перед св. Михаилом.

3. Присяга бюргеров, состоящих на военной службе у города 6

(По Нюрнбергским хроникам, т. I, стр. 173)

Присяга наших бюргеров, получивших деньги за военную службу.

Они должны дать присягу бить верными и сохранять эту верность. Они должны обещать, что будут честно повиноваться, когда совет прикажет им нести конную службу, а также и [97] остальным распоряжениям, исходящим от совета или их военачальника. Они должны обещать, что не будут щадить ни друга, ни врага. Они должны в силу данной присяги исполнять все что им прикажут, повиноваться одному или нескольким военачальникам, участвовать в посольстве и т. д.

Если в совете города происходит опрос по поводу военного похода и того, сколько именно следует послать воинов, то те бюргеры, которые взяли деньги за военную службу, не имеют права присутствовать при этом опросе и должны выйти 7 .

4. Устав военачальников кварталов города и отдельных улиц 8

(По Нюрнбергским хроникам)

Военачальники кварталов города, фиртельмейстеры, должны обязать своих военачальников (т. е. начальников отдельных улиц) исполнять следующие постановления.

Если военачальник недостаточно честен и надежен, то фиртельмейстер должен сам стать на его место.

Фиртельмейстеры и их военачальники должны сами обращаться с речью к своим подчиненным, как только станет известно, кто проиграл по жребию и кто должен быть готов к выступлению со знаменами и в панцырях.

Они должны распорядиться о выселении всех приезжих и крестьян как из тех улиц, на которые пал жребий выступить в поход, так и из тех улиц, на которые он не пал. Каждый военачальник, который не выступает в поход, должен дать список всех своих подчиненных, которые вооружены и готовы выступить, и должен обратиться к ним с просьбой в случае надобности быть готовыми выступить вместе с другими. Каждый военачальник должен дать список всех тех, у кого имеются подводы и лошади для подвод, перечислить их по именам и сказать им, что если выйдет приказ [о выступлении в поход], то они должны быть готовы тотчас же следовать ему. Если не хватает лошадей для подвод, то их должны прислать из других улиц.

Следует просить всех тех, кто проиграл по жребию [т. е. кто обязан выступить в поход] и кто поставил вместо себя других, [98] чтобы они выступили в поход лично в интересах его солидности. Но обращаться с такой просьбой нужно только к подходящим людям, которые способны сделать это.

Фиртельмейстеры должны просить военачальников тех улиц которым не надлежит выступать в поход, чтобы они заняли как можно больше панцырей у своих подчиненных и дали их взаймы военачальникам тех улиц, которые должны выступить. Последние должны раздать указанные панцыри своим подчиненным, нуждающимся в них, и должны представить список тех, кому они их роздали.

5. Выселение приезжих (гостей) 9

(По Нюрнбергским хроникам, т. I, стр. 174 — 175)

Бюргеры — члены совета — приказывают тем, кто не является бюргерами — мужчинам и женщинам, — чтобы они в течение ближайших двух дней уехали из города. Кто не сделает этого и будет найден по истечении этого срока в Нюрнберге, того бюргеры накажут, по своему усмотрению, лично и имущественно. Исключение представляет тот случай, когда сами бюргеры разрешают ему остаться. Исключение далее делается для слуг и челяди бюргеров, живущих здесь, и для крестьян бюргеров, господа которых живут здесь.

По истечении двух дней каждый фиртельмейстер должен поручить военачальникам улиц, подчиненных ему, чтобы они обошли все подвластное им население и опросили каждого бюргера под присягой, не гостит ли у него лично или у какого-либо другого бюргера какой-нибудь не-бюргер. Об этом должно быть донесено совету, который накажет виновных бюргеров по своему усмотрению. Существуют еще три разряда населения — молодые женщины, бегинки, нищие, — которые не принадлежат к числу бюргеров, могут остаться здесь, если будет признано, что они не представляют опасности для города.

Все те, кто постоянно живет в городе, не будучи бюргерами, — попы, монахи, члены духовных орденов, разного рода светские люди — должны именем святых присягнуть, что будут хранить верность городу Нюрнбергу и всему его населению, содействовать его пользе, отвращать от него всякий вред и что они обязуются не делать никаких сообщений, которые могли бы послужить к ущербу города, путем ли переписки, через послов ли или лично. Кто не захочет принести этой присяги, должен уехать из города и имеет право вернуться лишь по окончании войны.

О тех, кому нельзя дать приют у себя в доме

Запрещается бюргерам под присягой и под угрозой личного [99] и имущественного наказания давать у себя в доме приют небюргеру. Все гости с женами и детьми должны покинуть город еще сегодня, под угрозой личного и имущественного наказания, за исключением солдат, слуг и поденщиков наших бюргеров, живших здесь до войны и принесших бюргерам присягу верности, членов духовных орденов, которые служат богу, и наших крестьян, господа которых живут в городе, а также свободных Слуг, у которых нет господ, которые поступили в солдаты и принесли или принесут присягу в ратуше перед Ульрихом Эйзфогелем, Г. Фольмейстером и Ч. Колером.

На будущее время в ворота города не может быть впущен никакой гость, пеший или конный, если неизвестно, кто он. Слуга, сопровождающий его, должен получить специальное разрешение от властей города на пребывание в городе, прежде чем он остановится на постоялом дворе.

Тот, кто приютит у себя не имеющего такого разрешения, будет наказан лично и имущественно, по постановлению совета. Но те, кто ввозит рожь или другой сорт зерна, дрова, сено, солому и предметы питания, в которых нуждается население города, могут быть впущены в город с подводами и тележками и без указанного разрешения. Можно впускать и молочницу, привозящую молоко...

Предписываем каждому иметь в своем доме бак или другой сосуд с водой 10 .

6. Цеховое и бюргерское ополчение города Аугсбурга

(Аугсбургские хроники, т. I, стр. 145. Конец XIV в. Документ точно не датирован)

("Die Chroniken der deutschen Staedte”, herausgeg. von K. Hegel)

Мы постановили во имя пользы и чести населения нашего города, как богатых, так и бедных, что если теперь или впоследствии придется выступить в поход под знаменами нашего города, то каждый ремесленник должен итти вместе со своим цеховым старшиной. Цеховые старшины должны оставаться с теми, кто им подчинен, а бюргеры, не принадлежащие к цехам и не занимающиеся ремеслом, со своими военачальниками 11 . А кто из выступивших в поход убежит [от своего отряда], должен уплатить 100 фунтов в пользу города — безразлично, член ли он цеха или бюргер. Если же у него нет имущества на 100 фунтов, то он должен дать городу 10 фунтов и на полгода быть изгнанным из города. Если у него нет 10 фунтов, то он должен покинуть город и оставаться вне его до тех пор, пока не внесет указанных 10 фунтов... Если он покинет своих товарищей без разрешения [100] своего начальника во время похода, то он должен дать на городские постройки 20 фунтов пфеннигов и на год уйти из города, если он бюргер. Ремесленник же, сделавший это, платит 10 фунтов пфеннигов и должен уехать из города на полгода. Те, у кого нет денег, изгоняются из города, пока они не внесут указанных пфеннигов. Кто должен выступить в поход и вместо этого без разрешения совета останется дома, платит 10 фунтов пфеннигов и изгоняется на полгода из города, если он является бюргером и рыцарем. Если он является рыцарем-аусбюргером 12 , то он должен прожить полгода в городе и уплатить 10 фунтов пфеннигов на городские постройки. Если же он ремесленник или аусбюргер, который является крестьянином, то совет определяет, какому он подлежит наказанию.

Комментарии

1 Из приводимых в этом отделе документов видно, что на службу к городу нанимались наряду с плебейскими элементами города и деревни также и, видные бюргеры и феодалы.

2 Эта смехотворно низкая цифра объясняется тем, что солдат попадал в плен по своей вине. Хорошая лошадь ценилась в 50 фунтов геллеров, и столько же жалованья получал ежегодно солдат.

3 Нюрнберг властвовал над большой областью, составляя в этом смысле исключение среди немецких городов.

4 Частные войны феодалов между собою или городов с феодалами.

5 В этом документе речь идет о найме на военную службу города не отдельных солдат, как в предыдущем документе, а феодалов, которые являлись во главе наемных отрядов.

6 Из приводимого документа видно, что на военной службе у города состояли не только рыцари и их слуги, жившие вне города, но и знатные бюргеры из рядов патрициата.

7 Как члены патрициата указанные бюргеры, состоящие на военной службе у города, были членами совета. Но они не имели права принимать участие в решениях совета, касавшихся войны.

8 Наряду с наемным ополчением существовало ополчение, состоявшее из самих бюргеров. Оно составляло основную массу пехоты. Это ополчение созывалось военачальниками отдельных улиц. Над этими военачальниками стояли фиртельмейстеры, начальники так называемых "четвертей города”, по-немецки Stadtviertel, т. е. городских кварталов, каждый из которых командовал ополчением двух улиц. Он контролировал не только бюргерское ополчение, но и укрепления. Не все ополчение города выступало одновременно. Военачальники улиц тянули жребий. Можно было откупиться от участия в ополчении уплатой особого налога.

9 Мера военного характера. Первая половина документа представ-ляэт инструкцию военачальникам отдельных частей города, вторая дана самому населению.

10 Мероприятие противопожарного характера. В связи с осадой города в нем легко мог вспыхнуть пожар.

11 О различии между членами цеха и бюргерами см. примечание ко второй цеховой грамоте города Аугсбурга.

12 Об аусбюргерах см. соответствующий документ.





Категория: Мои статьи | Добавил: Europa (28.06.2010)
Просмотров: 638 | Теги: Нюрнберг, германия, балтика, Ганза, Армия, торговля, культура | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]