Приветствую Вас Гость | RSS

Эпоха Средневековья

Воскресенье, 24.09.2017, 15:14
Главная » Статьи » Оружие » Метательное, ручное

Армия Наварры периода Столетней войны. Часть 4
При Кошереле 16 мая наваррская армия (700-800 латников, 300 лучников и 500 прочих пехотинцев – по Фруассару, с которым соглашается С. Люс) на 5/6 состояла из солдат Вольных Рот (вероятно, лучники и еще 950 воинов), в основном гасконцы, остальные нормандцы и горсточка наваррцев. По данным «Нормандской хроники», у Капталя де Бюша было всего 1000 гасконцев, «наваррских воинов и англичан» (а потери составили 800 человек); согласно рифмованной хронике Кювелье – 1300 человек (видимо, разница за счет английского отряда Джуэла и Плантина из 200-300 копий). Фландрская хроника полагает, что войска Капталя насчитывали около 3000 человек[14]. Большая часть армии Капталя в этой битве была истреблена или оказалась в плену – около 800 человек, согласно приводимому С. Люсом документу.

    После поражения Карл лихорадочно собирал новые войска (набор их начался еще до Кошереля, для кампании в Нормандии), пытаясь удержаться под натиском французов:

    22 июня – инфант Луи призвал в Сан-Пелай всадников и пехотинцев для отправки во Францию.
    25 июня – отряд мавров из Туделы (копейщики и кузнецы) явился в Памплону.
   28 июня – Хуан Рамирес, сеньор де Асиайн, и Санчо Гарсес де Гоньи получили по 100 флоринов для вооружения 20 латников, которых должны были повести морем из Памплоны через Байонну в Нормандию.
   29 июня – сообщено принцу Уэльскому и сенешалям Бордо и Ланд, чтобы они готовили корабли для погрузки войск и снаряжения.
   7 июля – в Памплоне Гарсие Пересу Даксу, сеньору Набарта, и его 30 рутьерам выплатили 64 флорина. 
    8 июля – дон Родриго де Урис (казнен в 1377 г.), сеньор де Лукса, капитан Карла Злого в Нормандии, получил деньги на жалованье 40 всадникам и 150 (160) пехотинцам (4 флорина на латника, 2 на пешего воина), которых он должен был доставить в Байонну.
    9 июля – выданы 200 флоринов на экипировку 40 латников.
    9 июля – выдано жалованье (4 золотых флорина капитанам, 2 флорина воинам) пехотинцам  де Асиайна (30 человек), де Гоньи (20), оруженосца Хуана Гарсии де Муруа (15), Сентуля де Муруа (25/10), Лопе Очоа де Муруа (12) и Педро Лопеса д’Уркиолы (14/40).
    16 июля – отряды частично сосредоточены в Байонне. Мигель Лопес де Муруа оплатил своих 10 пехотинцев (4 флорина на человека!), де Асиайн – 34, Сансоль де Уркиола – 10, Лопе Очоа де Муруа – 14, и Родриго де Урис – 174 всадника.
    19 июля – Сентуль и Хуан Гарсия де Муруа – 25 пехотинцев (уже с окладом 5 флоринов!), Лопе Очоа и Мигель Лопес де Муруа – 15 пехотинцев, Педро Лопес де Уркиола – 24, Гарсия Перес Дакс – 44. Численность отряда де Уриса не изменилась за эти два дня.
    31 июля – Альот, мавр из Туделы и арбалетчик, получил в Байонне жалованье на себя и пять других мавров, соотечественников, которые вместе с ним отправились в Нормандию на королевскую службу. 

    Всего же, сохранившиеся документы упоминают примерно 43 конных латников и 330 пеших воинов. Общая же численность наваррских подкреплений в Нормандию (морем через Байонну в конце июля, командир – Родриго де Урис) составила около 430 человек (но Э. Саинс Рипа пишет об отправке морем 1000 пехотинцев и 160 всадников) с артиллерией и припасами для Шербура. Вторая волна (инфант Луи сушей) включала еще несколько сотен наваррцев и англо-гасконские отряды капитанов Вольных Рот – по данным французской разведки, всего около 800 латников и 2000 пеших сержантов и лучников (см. выше). Согласно «Нормандской хронике», у Луи было 1400 воинов под Ла-Шарите (сентябрь) и 1500 при осаде Валоня (сдался 1 декабря), что более точно. Также, возможно, не учтена рота Сегена де Бадефоля, который появился на исходе октября в долине Саоны.

    Осенью, после Орэ, Луи смог нанять и английские роты – Эсташа д’Обершикура[15], Роберта Скота и сэра Хью Кэлвли. С их помощью наваррцы отбили Валонь и Барфлёр.

    В июне 1368 г. король собрал 474 латника, семь лучников (их количество в наваррских армиях всегда было невелико)[16] и 751 пехотинца. А 1 июля 1378 г. смотр[17] сил Наварры (для войны с Кастилией) обнаружил 318 латников (обычно у каждого ронсен и мул – для слуги/вещей, или два ронсена) и 544 сержанта (пехотинцы). Их главные капитаны:

    - Мартин де Айбар: 60 пехотинцев/12 всадников.
    - сеньор де Эспелета: 40/2.
    - дон Мартин Мартинес де Урис (брат Родриго де Уриса, в 1379 г. мерино Сангуэсы): 36 всадников.
    - Мартин Перис: 18 латников, 20 pillartes и 100 пехотинцев.
    - Родриго Кабредо: 20 пехотинцев.
    - Санчо Перес де Агоррета: 15 всадников.
    - Андрес Деан: 25 пеших/23 всадника.
    - Педро Гарсес де Аньис: 15 всадников.
    - Рамиро, сеньор де Асиайн: 21 всадник.
    - Лопе де Сан-Хулиан: 140 пехотинцев/10 всадников.
    - Гарсия Уальде: 40/2.
    - Гайар де Фурдине: 22 всадника.
    - аббат Монтеарагона: 5 всадников/20 пехотинцев
[18].

    Начав войну, Карл атаковал Логроньо примерно с 400 «копьями» (согласно хронике Аялы), и можно сравнить эту цифру с данными выше. Для кампании 1379 года Карл набрал двухтысячную армию: 796 латников, 496 их вооруженных слуг (на франко-гасконский манер те именовались pillards/pillarts «грабителями» и получали 12,5 флоринов в месяц), 14 лучников и 761 пехотинец. Сюда вошли английские и гасконские наемники, и это был предел военных усилий Наваррского королевства[19]. Кстати, число «грабителей» в ротах Бертюки д’Альбре, бастарда Арманьяка, Гайара д’Аспремона, бастарда д’Орта, Моно де Плезана (Плассака), Пьера де Галара и прочих нанятых Карлом капитанов (Гайар де ла Мот, Бернарде д’Альбре, Пьер де Монто, Пок де Лантар, Жан де Ломень), включая роту Томаса Триве (100 латников и 100 pillartes) было почти равно или незначительно превышало число латников. Pillarts встречались и в собственно наваррских ротах: так, у Андреса Деана их было 5-10 бойцов, у Гарсии Лопеса де Лисазоайна – четверо, сеньор де Лукса привел 20, а Аграмонт – 12. В 1378 году (а потом и в 1385 г.) наваррцы также использовали наемную легкую пехоту, заимствованную у арагонцев – альмогаваров: мерино Туделы нанял 60 собственно из Арагона и 24 из Туделы, они получали в месяц по пять флоринов.

    В целом, очевидно, что, даже прибегая к помощи наемников и прилагая самые отчаянные усилия, Карл никогда не мог набрать армии силой более 2000 комбатантов (кортесы 1373 г. вотировали 40000 флоринов королю, чтобы вооружить 3000 человек), обычно же его войска не превышали и половины этой цифры[20]. Как обычно, полная неадекватность замыслов и средств для их выполнения…

    Интересно, что проект военного союза между Францией и Наваррой (26 мая 1377 г.), составленный советниками Карла Злого, предусматривал, что в случае войны Франции с иной державой король Наварры выставит (за счет Карла V) 500 латников и 1000 слуг – вполне реалистичная оценка полевой армии страны. В случае же нападения на Наварру врага королевства Французского Карл V обязался послать своему шурину 1000 латников и 1000 лучников или арбалетчиков сроком на полгода. Если Карл II вступал в войну сам по себе, Карл V давал ему 1000 латников и 500 лучников, содержание которых брала на себя король Наварры.

    Наваррские солдаты питались в походе хлебом, вином, мясом (говядина, баранина, курицы, свинина, а по постным дням – яйца и рыба: угри и мерланы), добавляя к ним сыр, чеснок и масло. Овощи и фрукты в питании практически отсутствовали. Расчет такой: мешок зерна и баран на каждые 20 чел., бурдюк (?) вина на каждые восемь чел., и полтора квартала (около 7,5 л) ячменя в день на каждого коня (1429). Продукты питания и фураж на войне реквизировались, на своих землях – закупались за счет казны / самих солдат у населения.

    Нормандские гарнизоны снабжались пшеницей, овсом, ячменем, солью, горохом, бобами, салом, свининой, вином (местным, по 6-10 франков за бочку, но также в незначительном количестве поставлялись вина Гаскони, Пуату, Анжу, Испании), маслом, кислым вином, медом, сидром, уксусом, а также фуражом, свечами и фонарями. Продукты и напитки закупались у местного населения, но могли и реквизироваться.

    Королевские чиновники, как и повсюду, вели подсчет (на смотрах) и возглавляли собравшиеся войска. О наваррском командовании известно немного – альферес («знаменосец»), аналог французского коннетабля, маршал (mariscal, marichal; в 1360-х гг. им был Хуан Рамирес, сеньор де Арельяно), тоже командующий войском, и мэтр арбалетчиков. Согласно «Всеобщему фуэро», альферес держал ренту на 100 меснад (2000 фунтов в денежном эквиваленте; Мартин Энрикес получал 500 фунтов, не считая его кабальерий и меснад, но Шарль де Бомон – 2000 фунтов). Жалованье маршала – 1300 фунтов. Военная свита маршала (Филиппа Наваррского) в 1429 г. включала 48 персон.

    Традиционно альфересом был представитель побочной ветви королевского рода. Из тех, кто занимал данную командную должность при Карле Злом, более всех известен Мартин Энрикес де Лакарра (ум.1368). Он командовал войсками короля в Нормандии (1353-1354 гг.), в 1358 г. капитан Мелена, в 1364 г. – Шербура, воевал в Арагоне (1361-1362 гг.). Его внук, тоже Мартин Энрикес (в 1394 г. ездил в Нормандию, чтобы принять у англичан Шербур, передаваемый наваррцам), стал в 1389 г. маршалом Наварры, и сохранял эту должность до самой кончины (1410). Возможно, маршалов, по французскому обычаю, могло быть несколько одновременно – в 1364 г. Мартин Энрикес (он же альферес) и сеньор де Арельяно, в 1406 г. Мартин Энрикес и Годофре, граф де Кортес[21].

    С 1379 г. звание альфереса носил бастард Луи, брата Карла Злого, Шарль (Карлос) де Бомон (1361-1432), шателен Сан-Хуан-де-Пье-де-Пуэрто. При вступлении в должность он клялся исполнять свои обязанности, отложив благосклонность и злобу, охранять честь короля и королевства, защищать его против всех и не выдавать его тайны. Бомон сохранил свой пост и в правление его кузена Карла III. Только в 1430 г. Наварра, вслед за Кастилией и Португалией, на французский манер, переименовала должность альфереса в «коннетабля» (condestable).

    Воюя с кастильцами и французами, Наваррский дом постоянно нуждался в самом современном военном снаряжении. Оружие и пушки завозили из Гаскони или делали в самой Наварре (городок Олите) те же гасконские мастера и оружейники или наваррские мудехары, мусульмане. (А беарнские и наваррские торговцы доставляли в Наварру сукна из Лангедока, Англии, Фландрии.) Так, Салема (Сулайман) Мадеха в 1380-е гг. получил в награду от короля одну из лучших кузниц на рынке Туделы, а Ибрахим Мадеха в 1401 г. получил награду за шестилетнюю службу в должности королевского кузнеца в замке Шербур. Возможно, именно он позднее закупал мулов в Кастилии для короля и занимал пост врача-ветеринара в конюшнях королевы. Наваррские мусульмане, кроме оружия (копья, мечи, арбалеты, болты, пушки), активно продавали и изготовляли конскую сбрую, шпоры и седла, а также поставляли короне самих лошадей. Два брата-мусульманина из Туделы, Хосе и Муса, в 1348 г. считались едва не лучшими мастерами по отливке стали в городе.

    Юный король в 1352 г. велел изготовить его новые доспехи в Туделе мастерам-оружейникам французам – Жан ле Бриган, Жан Парм и Филиппо де Шамбли (им заплатили более 16 фунтов).

    В нормандских счетах 1369-1370 гг. перечислены закупки военного снаряжения для короля (в основном монаршими доспехами занимался Колен Оружейник):

   - три бацинета (по 14 франков штука), на двух золотые кольца; еще в 14 франков 12 денье обошлась отделка (плюс 12 франков мастеру за работу) – с тремя серебряными золочеными эмалированными подвесками с изображениями борзых (одна из эмблем Карла Злого); шелковая подкладка (?);
   - две пары (по 22 франка) брони для ног с латными башмаками (подбитыми золочеными гвоздями); пряжки и скобы серебряные позолоченные;
   - латные перчатки, суставы позолоченные – две пары по 5 1/3 франка; еще одна пара – 1 1/4 франка;
    - жаки, включая пару жаков из красного и синего атласа и «маленький жак» из «расшитого золотом сукна на лазоревом поле»;
    - набедренники внутри отделаны сендалем;
   - две кольчуги, три бармицы к шлемам и железные брэ, за все 90 франков;
    - броня ног и меч отделаны бархатом лазоревым, красным и черным, рукоять меча обтянута (?) черным атласом;
    - две пары «пластин»;
    - турнирный шлем;
    - четыре щита из рога – 5,5 франка;
    - локоть лазоревого сендаля для изготовления копейного паннона;
    - 12 локтей полотна, поровну алого и поровну лазоревого, для штандартов.

    На витраже кафедрального собора в Эврё (XV в.?) король Карл II представлен в «белом» доспехе, поверх которого короткая просторная гербовая котта, открытая с боков, у бока меч. На голове короля желтая маленькая шапочка, смахивающая по виду на кардинальскую.

    В 1358 и 1369 гг. инфант Луи вызывал из столицы Гиэни, Бордо, мастеров для изготовления оружия и доспехов. Бордоские мечи, закупавшиеся для наваррских рыцарей, стоили по шесть флоринов (1356, 1369, 1378 гг.), бацинет – 18 флоринов, сюрко – 4, стеганка – 2, а шелковая котта – целых 22 флорина. Полный доспех мог стоить 70-74 флорина (1383-1384 г.). Оружейник из Витории в 1402 г. обязался поставить королю «полный новый белый доспех». В мае 1378 г. Карл Злой покупал в Байонне луки и стрелы, предназначавшиеся для его английских наемников. В самой Наварре дуги арбалетов готовили из тиса, растущего в горах Амескоа и Бурунды. Главным центром по производству арбалетов считалась Тудела. Несколько экзотичный заказ: в 1393 г. некий «германец» за 26 фунтов сработал Карлу III «турецкий арбалет». Утрату коней и оружия на королевской службе компенсировала казна.

    Хотя артиллерия известна и в 1360-е гг. (ее возглавляли мавры – Ахмад ал-Хузайл – см. выше; его сын Али в 1368 г. получал шесть флоринов в месяц, и вскоре возглавил всю артиллерию замка Эстелья; с 1388 г. ушедшего в отставку Али заменял его сын Ахмад), пороховая артиллерия у короля появляется только к 1378 г. – ее впервые использовали в конфликте того года с кастильцами[22]. Но в нормандских крепостях Карла, наряду с традиционными метательными машинами, давно уже стояли пороховые орудия[23]. Хроника герцога Бурбона приводит курьезный эпизод осады замка Гавре в том же году. Его капитан, наваррец Феррандо де Айенс[24], однажды решил «ревизовать порох для пушек и артиллерию в одной башне, и случилось так, что пока он проверял его, горящая свеча упала на порох, что сожгло Феррандону все лицо, отчего он умер, и еще двое (погибли) вместе с ним». (Впрочем, история эта вымышленная.) В начале 1379 г. Карл приказывал жителям Эстельи делать пушки и прочее военное снаряжение. Упоминается «мастер по изготовлению пушек» (maestro de facer cainones) Перрен из Бордо (король пожаловал ему 30 фунтов в год). По поручению королевы Бланки в 1430 г. мастер-ремесленник Самуэль Раватосо, иудей из Туделы, оснастил заново крепости Эстельи артиллерией и всем необходимым для войны.

     В правление Карла II производство небольшого орудия, стреляющего каменным ядром весом 7 фунтов, обходилось в 50 флоринов, а с ядром в 13 фунтов – в 70-100 флоринов. Изготовление двух пушек (мастером Перреном из Бордо в Туделе) в 1380 году – 199 фунтов 15 солей.

     Судя по скульптурам собора Памплоны (первая половина XIV в.) и другим наваррским памятникам, пехотинцы носили характерный испанский высокий железный горжет (вместе с шапель-де-фер – иногда особого типа, с большими полями и заостренным коническим верхом), бацинеты с заостренным верхом либо кольчужные капюшоны. Также они использовали кирасы или кольчуги и щиты необычной формы – круглые, с большим умбоном, либо образцы, очень похожие на нормандские миндалевидные щиты XI века – короткий щит по типу павезы, мандорла, с закругленной верхней и заостренной нижней частью. Из оружия – алебарды, фальшьоны, мечи и секиры. Броня ног – пластинчатая, включая башмаки[25].

     На рыцарях заметно кожаное сюрко на металлической основе (фактически, coat-of-plates), стеганый пурпуэн (или гамбезон), либо обычное сюрко поверх кольчуги, в сочетании с пластинчатыми поножами или кольчужными чулками (колени не видны) и пластинчатым бронированием рук. На голове – «большой шлем», или та же шапель-де-фер с подбородником. Бацинет с забралом известен, однако, уже примерно с 1340 года. «Большой бацинет» с закрепленным подбородником и закругленным, «лягушачьим» забралом был изготовлен в Памплоне около 1425 г. Педро дель Кампо для инфанта Карлоса де Вьяна.

     Боевого коня защищал кожаный или металлический налобник и матерчатая (?) попона. Коней наваррцы предпочитали покупать в Кастилии, а также во Фландрии и Брабанте (1369). За убитого или павшего во время службы коня корона выплачивала латнику возмещение

    Ордонанс об организации отеля графа д’Эврё около 1320 г. упоминает о выдаче придворным баннере, рыцарям, оруженосцам, клеркам одежд. Категории ливрей: «платье занятия» (должности), «платье оруженосца», «малое [вседневное?] платье», «котарди [безрукавное верхнее платье] на год», «платье милости». К сожалению, подробности неизвестны. Приводится лишь список получателей подобных облачений, а ниже говорится, что Монсеньор выдает сюрко (seurcoz) в Троицын день, а на Рождество дает только баннере «платья, подбитые мехом ягненка». Интересно, что, согласно ордонансу, «когда Монсеньор потребует одного из своих баннере, он будет иметь с собой 2 оруженосцев и 4 слуг и возьмет 5 коней». Башелье в таком случае будут сопровождать его оруженосец, эконом (?), пеший слуга и три коня, а оруженосца – конь и слуга.

    Известно, что в 1358 г. ливрея Карла Злого была цветов зеленого и camelin (верблюжьего цвета, рыже-серого).

    Ордена Доброй Веры и Белой Борзой были учреждены к 1391 г. Карлом III. Данных об отличиях первого ордена не осталось, кроме упоминания об ожерелье. Рыцари второго ордена носили изображение борзой из золота, подвешенное на цепь из золота или серебра. В 1393 г. король поднес 56 серебряных ожерелий «моего девиза» с каштановыми листьями – ценой 254 флорина – оруженосцам и латникам, которых отправил в Шербур.

    Герб Карла Злого: 1-я и 4-я четверти – Наварра (на червонном поле золотые цепи формируют прямой крест, Андреевский крест и кайму, в центре зеленое отверстие); 2-я и 3-я четверти – Эврё (Старый герб Франции, жезл из серебряных и червонных прямоугольников). Его братья носили тот же герб с трех- или четырехчастным серебряным титлом (Филипп) либо с серебряной каймой (Луи). Такой герб сохранял и сын и наследник Карла Злого, Карл III Благородный (хотя в самой Франции Старый герб сменился Новым), как видно из его печатей. Отец Карла Злого, Филипп III, носил герб: 1-я и 4-я четверти – Эврё, 2-я и 3-я – Наварра. Карл Благородный при жизни отца носил на гербе серебряное титло.

    Если верить обвинениям, выдвинутым в адрес Карла II Карлом V перед папой, в мае 1364 г. король Наварры велел убрать с четвертей Эврё своего герба «отличие, которое носил и должен носить» (т.е. диагональ, «жезл»). Тем самым он вставлял в свой герб четверти герба Франции! Этим новым гербом Карл велел украсить «все свои знамена и значки», с которыми показывался публично, в сопровождении латников, и на встрече с королем Арагона[26].

    Герб второго сына Карла II, Пьера (1366-1412), графа де Мортэна: четверти Наварры и Эврё, кайма серебряная; но о. Ансельм приводит другой вариант – 1-я и 4-я четверти Наварра, 2-я Эврё, 3-я Франция. Он же утверждает, что Филипп Наваррский, брат Карла Злого, носил герб Франции с поясом из горностаевых и червонных чередующихся прямоугольников, а третий брат, Луи, показан у него с гербом из четвертей 1-я и 4-я Наварра, 2-я Эврё, 3-я Франция.


    [1] Баннере: монсеньор де Фальви; Жан, сеньор де Маррикур; Пьер де Сешель; Жан де Вандом; Луи, виконт де Туар (ум.1370); Гоше де Шатийон (ум.1342), граф де Порсьен; Жан де Майи; Ги де Сюржер; Анжержье (ум.1373), сир д’Амбуаз; Шарль, сир де Монморанси (годом раньше возглавлял в баталии короля Наварры 6 рыцарей и 34 оруженосца; в 1340 г. перешел из баталии короля в полк графа д’Э с 1 рыцарем и 11 оруженосцами); монсеньор д’Энваль; Филипп де При; монсеньор епископ Мо; Ангерран де Куси, виконт де Мо; Ги де ла Рошфуко; Жан де Пуа; Пьер де Сент-Мор; Жан д’Анжэ (ум.1363), прозванный Рабаш; Жан, сеньор де Рейнваль; Ожье де Сен-Шерон, сеньор д’Англюр; Луи II (ум.1346), граф де Сансер; Оливье Пейнель; Рено де Пон. Башелье: Пьер де Сакэнвиль; Рено де Крассе; Тибо де Френуа; Пьер де Рошфор; Жан де Комбр; Филипп де ла Рош; Жан де Пайи; Ги де Мовуазен, сеньор де Сент-Андре; Жан де Ланд; Тома де Вервен; Жак дез Эссар; Гильбо де Три; Рено де Три; Робер де Мелен; Жан, сеньор д’Иври; Гоше д’Антен (из Бигорра); Жан де Марей; Амблар де Шателлю; Жан де Кюиньер; Тома д’Оло; Жан Фьерабра; Ги де Мовуазен, сир де Фретваль; Жан де Помпонн; Пьер д’Эйи; Юг де Майи.
   
[2] С 1363 г. получал пенсион в 100 экю пожизненно. Наваррский наместник Монпелье в 1378 году, захвачен французами, но вскоре вошел в милость к Карлу V.
   
[3] Из известной нормандской семьи. Служил как рыцарь-башелье и один из двух маршалов баталии короля Наваррского в кампании 1340 г. Состоял на стороне Карла Злого с 1356 г., когда он вместе с Аркурами послал вызов Иоанну II. Участвовал в той битве под Кутансом, где погиб Годфруа д’Аркур, защищал от французов Эврё. Получал пожизненно пенсион в 2000 ливров, хотя к моменту гибели Пьера эта сумма давно ему не выплачивалась из-за отсутствия денег в казне.
   
[4] Однако, в последней четверти века, как засвидетельствовали королевские распоряжения 1387 и 1391 гг., кастильское копье включало двух человек и двух коней (латник на коне и его слуга на ронсене). Впервые с практикой сопровождения латника (слуга или паж) испанцы познакомились как раз благодаря рутьерам в ходе кампаний 1366-1369 гг. Состав наваррских «копий» в Португальской кампании 1384 г. демонстрирует разнообразный, но в чем-то схожий принцип комплектования, утвердившийся всего 17 лет после Нахеры. Четверо рыцарей явились с двумя слугами и тремя конями каждый, один – со слугой и тремя конями, еще один (Пьер де Ласага – воевал во Франции в 1364 г.) – с тремя оруженосцами, 8 слугами и дюжиной лошадей. Еще двое привели с собой латников – 2 и 4 соответственно. «Копья» наваррского контингента в кампании 1385 г.: двое – с пятью слугами и шестью конями каждый, один – с оруженосцем и шестью слугами на 8 конях, один (Пьер де Ласага) – с 3 оруженосцами, 8 слугами и 12 лошадьми. Также у всех этих четверых рыцарей еще по два латника в свите. Среди воинов, что любопытно, встречались бретонцы, гасконцы, арагонцы, кастильцы – как наемники, так и придворные инфанта Карла.
   
[5] В триумфальном возвращении Энрике Трастамарского 1368 года тоже участвовали наваррские отряды сеньора де Асиайна (кстати, зять Мартина Энрикеса) и Родриго де Уриса.
    
[6] Некоторые источники передают легенду о том, что Карл Злой сражался при Креси на стороне французов. В 1358 году, не считая просьбы дворян – спасти их от черни, у короля Наварры имелся и личный мотив: жаки убили в Эрэне (пригласив на переговоры и, конечно, нарушив слово – за что потом и пострадал Гийом Карль) Гийома «Тестара» де Пикиньи, верного вассала Карла.
   
[7] Английский эсквайр, наемник, позднее капитан ла-Эрель в Пикардии с 500 солдатами. В 1360 г., как капитан Эннебона в Бретани, получил от Эдуарда III 1000 экю. Сражался за Карла при Кошереле, участвовал в Испанской кампании 1366 г., казнен в 1368 г.
   
[8] Возможно (хотя маловероятно), что здесь имеются в виду воины с дротиками (dards à main). Ловкость наваррцев и басков в обращении с копьем и, особенно, дротиком вошла в поговорку – «Лучшие копейщики – в Наварре», или: «Лучшие дротометатели – в Наварре». И гасконцы имели репутацию dardasiers.
    
[9] Или Лепиот – по местечку Эпиют в Беарне южнее Ортэ. Сражался при Бринье, а позднее отправился с Дюгекленом в Испанию, воевал при Нахере, казнен в 1369 г.
    
[10] Оруженосец Жан де Со, «отважный воин». Участвовал в убийстве Шарля Испанского 8 января 1354 г., личный недруг Дюгеклена, оборонял от него Мелен (1359). Сержант-при-оружии короля Наваррского (1363), погиб при Кошереле. Его прозвище «баско» означает баск или беарнец.
    
[11] В 1363 г. действовал в Оверни вместе с Бадефолем. К июню 1365 г. один из церемониймейстеров Карла, сохраняя свою роту на его службе. 1 июля 1365 г. Педро IV подписал охранную грамоту «Синесоргесу из Германии», намеревающемуся выступить на войну с Кастилией. На протяжении 1366 г. получал деньги на экипировку и месячное жалованье от наваррской казны, вместе с Эпиотом был при Нахере. В феврале 1369 г. вместе с Пти Мешеном присутствовал на принесении оммажа Карлу Оливье де Мони. Еще один германец, Винрих фон Фишених, также известный как Урри Германец (л’Алеман), получал наваррское жалованье в 1362-1366 гг. А Тибо де Шоффур (из Лотарингии?) служил Карлу в 1359 г., обезглавлен в 1364 г.
    
[12] Родом из Оверни, начал военную карьеру простым слугой-валетом, но, по словам Виллани, всего добился военными талантами. Ему рутьеры обязаны успехом при Бринье. Один из врагов короля Франции; утоплен в Гаронне 11 мая 1369 г. за участие в заговоре против герцога Анжуйского в Тулузе.
   
[13] Лопес де Аяла отметил, что в той битве помогали графу «пять капитанов рот, а именно Эспиота, и Сенесоргас из Германии, и Бретукин, и Петит Менсин, и мосен Хуан Альмерик [Джон Амори] – отличные латники и содержавшие отличные роты».
   
[14] Явно завышено, как и, похоже, оценки в хронике Ришара Леско – «2200 бойцов из своих наваррцев, гасконцев и наемников-англичан».
   
[15] Получившего денежный фьеф от Карла Злого и принесшего ему оммаж летом 1364 г. В январе 1366 г. Эсташ снова поступит на наваррскую службу, получив за прошлые заслуги 65000 золотых франков, а за новое обязательство служить Карлу против всех врагов, кроме Эдуарда и Черного Принца, еще 1000 ливров ежегодно. В 1369 г. Эсташ служил посредником между Эдуардом III и Карлом II.
   
[16] В наваррской армии 1368 года общее количество лучников и арбалетчиков не превышало 10 одновременно. Однако, для самого завоевания Гипускоа и Алавы количество собранных стрелков все же было выше этой цифры – в марте (когда и началась кампания) Мигель Санчес де Урсуа набрал 42 арбалетчиков. Лучники в армии 1378 г. получали по 12 флоринов в месяц, но арбалетчики – всего лишь 5 флоринов.
   
[17] Как и в других армиях, король назначал рыцарей для проведения смотров отрядов своего войска. В 1412 г. смотры воинов проводил маршал Наварры.
    
[18] Также в кампании участвовал Монтолин де Ая, приор ордена госпитальеров, с пятью латниками, братьями того же ордена. Сам приор явился с мулом и на ронсене вороном с рыжеватым отливом, брат Педро де Урис – с мулом и ронсеном (оба той же вороной масти) и т.д. А в 1346 г. епископ Памплоны по требованию монарха готовился отправиться на границу с сотней всадников-рыцарей – столько он обязан был выставлять на войну.
   
[19] Для сравнения: кастильская армия вторжения, под началом инфанта Хуана, насчитывала в июне 1378 г. 4000 копий, не считая многочисленной пехоты и арагонских союзников (201 «копье» и 5 хинетов). Неслучайно наваррский хронист отмечал, что «не было у короля дона Карлоса войска достойного, с которым он мог оказать сопротивление в поле». Война окончилась полным разгромом Наварры. Карл умер спустя восемь лет, оставив преемнику разоренное врагами королевство и опустевшую казну.
   
[20] Впрочем, наваррское войско, уничтоженное в засаде в ущелье Беотибар (Гипускоа, 1321 г.), насчитывало 2500 чел., но армия 1330 г. включала только 1063 чел.
   
[21] Годофре, бастард Карла III, маршал королевства, отправился с 200 латниками и 200 арбалетчиками в Лангедок на помощь французам. В следующем году он воевал в Арагоне.
   
[22] Три пушки тогда стояли в городе Олите, одна из них обошлась в сотню флоринов. В городе Фалькес тогда же были и пушки, и баллисты. Счета упоминают по одной пушке еще в трех замках и городе Лосаркос. Порох везли из Байонны, селитру и серу из Барселоны (в 1396 г. селитру уже производили в Туделе). В 1379 г. пушка отлита на монетном дворе в Памплоне, еще две в Артахоне, две пушки отправлены  в город Лагуардия, другие стояли в замке Монреаль и самой Памплоне. В 1386 г. в замке Капарросо находилась большая пушка.
   
[23] Уже в 1364 г. капитан Бернэ получил «порох для пушек» (ценою 4 франка). В 1394 г. Карл послал в Шербур 7 пушек, мешок серы и угля, 3 мешка селитры, 177 арбалетов, 180 павез, пять ящиков со стрелами, две меры дротиков и пр. К 1404 г., когда Шербур уступили французам, там находились 14 пушек и 180 фунтов пороха.
   
[24] В 1369 г. гофмейстер Карла II, спустя два года – управляющий его землями во Франции и Нормандии. В 1377 г. капитан захвачен французами, но вскоре отпущен.
    
[25] Опись замка Туделы (1308): арбалет с воротом из рога, два с воротом из дерева; пять арбалетов из рога и два из дерева – все о две ноги, и для них 13 поясов с крюками; 10 арбалетов из рога и 25 из дерева – со стременем; сундук, чтобы класть туда кольчуги; 9 кольчуг и обержон; 7 латных капюшонов; два арбалетных ворота; 7 копий; 7 больших щитов; 27 коробов стрел; 210 деревянных (!) шлемов-шапелей (также в замке Гарайно в 1356 г.); 78 гизарм в пяти коробах; 140 топоров. Опись замка Эстельи (1339): 109 арбалетов из пятнистого рога; два больших арбалета с воротом; девять железных капюшонов; 15 железных латных ожерелий для защиты затылка; белый костяной конский нагрудник; пять кольчужных конских попон. Опись замка Гарайно (1428): два старых «жака»; 7 малых бацинетов для пехотинцев, без бармицы и без подкладки; старый арбалет.
   
[26] Интересно, что сами арагонцы в 1356 г. приобретали материалы для изготовления королевских штандартов, значков и копейных паннонов именно в Наварре.

  


Примечание: Использованные источники и литература:

1.   Anelier G. Histoire de la guerre de Navarre en 1276 et 1277. Ed. J. Francisque-Michel. Paris, 1856.
2.   Autrand F. Charles V: le Sage. Paris, 2005.
3.   Azcárate Aguilar-Amat P. Notas sobre la financiación de la guerra castellano-navarra de 1368 por Carlos II de Evreux // En la España Medieval. 1982. Vol. 2. P. 83-98.
4.   Azcárate Aguilar-Amat P. Un apunte sobre la guerra castellano-navarra de 1378: la suerte de la villa de Mendigorria // Mayurqa: revista del Departament de Ciències Històriques i Teoria de les Arts. 1989. Vol. 22/1. P. 37-48.
5.   Azcárate Aguilar-Amat P. La guerra de 1335 entre Castilla y Navarra // Hispania. 1989. T. 49. № 173. P. 805-840.
6.   Azcárate Aguilar-Amat P. Las relaciones castellano-navarras bajo los primeros Evreux (1328-1386): balance historiográfico y perspectivas de investigación // Hispania. 1990. T. 50. № 175. P. 883-901.
7.   Azcárate Aguilar-Amat P. El azote de las Compañías y sus estragos en Navarra (1366-1367) // Hispania. 1991. T. 51. № 177. P. 73-101.
8.   Azcárate Aguilar-Amat P. Carlos II y los avatares de la política hispánica: la etapa de no beligerancia (1349-1361) // Príncipe de Viana. 1991. Vol. 193. P. 107-138.
9.   Azcárate Aguilar-Amat P. Navarra y los prolegómenos de la guerra civil castellana: el impacto de las Compañías // Príncipe de Viana. 1992. Vol. 195. P. 169-189.
10.   Barrois D. Jean Ier, comte d’Armagnac (1305-1373), son action et son monde. Thèse pour l'obtention du grade de Docteur, Lille, 2004.
11.   Belleval R., de. La première campagne d’Édouard III en France. Paris, 1864.
12.   Bruhn de Hoffmeyer A. Arms and Armour in Spain: A Short Survey. Vol. II.  Madrid, 1982.
13.   Castillo Cáceres F. Análisis de una batalla: Najera (1367) // Cuadernos de historia de España. 1991. Vol. 73. P. 105-146.
14.   Chandos, Le Héraut. Le Prince noir, poème. Ed. J. Francisque-Michel. Londres; Paris, 1883.
15.   The Chandos Herald Life of the Black Prince. Trans. M.K. Pope, E.C. Lodge. Oxford, 1910.
16.   Charon Ph. Relations entre les cours de France et de Navarre en 1376-1377 // Bibliothèque de l’Ecole des Chartes. 1992. Vol. 150. № 1. P. 85-108.
17.   Chronique de Jean le Bel. T. I-II. Ed. J. Viard, E. Déprez. Paris, 1904-1905.
18.   Chronique de Richard Lescot. Ed. J. Lemoine. Paris, 1896.
19.   Chronique des quatre premiers Valois (1327-1393). Ed. S. Luce. Paris, 1862.
20.   Chronique des règnes de Jean II et de Charles V. T. 2. Ed. R. Delachenal. Paris, 1916.
21.   La Chronique du bon duc Loys de Bourbon. Ed. A.-M. Chazaud. Paris, 1876.
22.   Chronique normande du XIVe siècle. Ed. A. et E. Molinier. Paris, 1882.
23.   Chroniques de J. Froissart. T. 1-11. Ed. S. Luce, G. Raynaud. Paris, 1869-1899.
24.   Le compte des recettes et dépenses du roi de Navarre en France et en Normandie de 1367 a 1370. Ed. E. Izarn, G.-A. Prevost. Paris, 1885.
25.   Contamine P. Les compagnies d’aventure en France pendant la Guerre de Cent Ans // Mélanges de l’École française de Rome. Moyen-Age, Temps modernes. 1975. Vol. 87. № 2. P. 365-396.
26.   Contamine P. La guerre au Moyen Age. Paris, 1999.
27.   Cuvelier. Chronique de Bertrand du Guesclin. T. 1-2. Ed. E. Charrière. Paris, 1839.
28.   Delachenal R. Premières négociations de Charles le Mauvais avec les Anglais (1354-1355) // Bibliothèque de l’Ecole des Chartes. 1900. T. 61. P. 253-282.
29.   Delachenal R. Histoire de Charles V. T. II. Paris, 1909.
30.   Delisle L. Histoire du chateau et des sires de Saint-Sauveur-le-Vicomte. Valogne; Paris; Caen, 1867.
31.   Delisle L. (ed.) Fragments d’une Chronique inédite relatifs aux événements militaires arrivés en Basse-Normandie, de 1353 à 1389 // Annuaire de la Manche. 1895. T. 67. P. 2-22.
32.   Diago Hernano M. Un noble entre tres reinos en la España del siglo XIV: Juan Ramírez de Arellano // Príncipe de Viana. 2003. Vol. 230. P. 523-556.
33.   Documents des archives de la Chambre des Comptes de Navarre: 1196-1384. Ed. J.-A. Brutails. Paris, 1890.
34.   Fernández de Larrea y Rojas J.A. Las estructuras de la guerra en la Navarra del siglo XIV: Las campañas portuguesas de 1384-1385 // Anuario de estudios medievales. 1989. T. 19. P. 393-404.
35.   Fernández de Larrea y Rojas J.A. La guerra como respue

Категория: Метательное, ручное | Добавил: Europa (27.12.2009) W
Просмотров: 930 | Теги: Наварра, военное дело, история, Столетняя война, артилерия | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]