Приветствую Вас Гость | RSS

Эпоха Средневековья

Вторник, 19.12.2017, 01:28
Главная » Статьи » Военное дело » Военное дело

Бургундская армия 1465-1477 гг. Организация, состав, вооружение, флаги, обмундир. Часть 1

     "..По словам Оливье де Ла Марша, известного бургундского сановника и военачальника, армия или «сильная рука» (maine forte) являлась опорой экономического и политического процветания Бургундии, а также объектом неустанной заботы Карла Смелого, «Великого герцога Запада». Разработанная Карлом Смелым и его военными советниками система организации и управления вооруженных сил стала передовой в Европе. Она оказала непосредственное влияние на последующее формирование европейских армий эпохи Ренессанса. Таким образом, Бургундия вновь сыграла роль законодательницы моды –на сей раз не в одежде или государственном управлении, а в области военного искусства.
    Настоящая статья призвана дать общее представление о двух сегментах вооруженных сил бургундского княжества – ополчении и регулярных воинских подразделениях. Артиллерия Бургундии, военный флот, гвардия и система управления армии и флотом не рассматриваются..." - А. Куркин.



Куркин А.В.

Бургундская армия 1465-1477 гг.
Организация, состав, вооружение, флаги, обмундирование.

   
    1.  Феодальное ополчение и городская милиция.

    После кончины отца, Филиппа Доброго (15 июня 1467г.), Карл Смелый, четвертый герцог Бургундии из династии Валуа, унаследовал военные институты герцогства, основанные на принципах вассальной присяги и феодального права. В случае войны объявлялась мобилизация феодального ополчения (ban de l’ost) тех или иных провинций (марок) княжества, сбор городской милиции и наемных контингентов. Наибольшие трудности при формировании подобной армии вызывал призыв феодального ополчения и городской милиции, которые всячески затягивали военные сборы, а на походе выделялись или слабой боевой подготовкой или отсутствием дисциплины. Тем не менее, Карл Смелый в течение всего своего правления, так или иначе прибегал к услугам ополченцев, пытаясь реанимировать в сознании своих подданных старинные обычаи вассальных обязанностей.


Рис.1. Герб Карла Смелого. В.А.Крюс, 1470-е гг.

    Так, в письме Клоду де Невшателю, сеньору дю Фэ, герцог разъяснял «прописные истины» следующим образом:

        «Что касается дворян, которых Вы собрали в малом количестве, и которые согласились встать гарнизонами в городах и вдоль границы для защиты страны при условии непременной оплаты, мы желаем, дабы Вы указали им, что оборона их собственных земель, поместий, жен и детей является их естественной обязанностью. Так как таковая служба более преследует их собственную выгоду, а не нашу, и, оставаясь в пределах своей территории, в городах и вдоль границы, они не должны требовать никакой оплаты или прочего пособия. Воистину, коль скоро мы желали бы привлечь их к кампании за пределами их земель или разместить гарнизонами на вражеской территории, тогда, конечно же, мы были бы обязаны заплатить им как и всем остальным. Но при условии защиты их собственных земель они не должны ничего просить.»

    Одной из первых крупных военных кампаний, проведенных Карлом Смелым, тогда еще графом де Шароле, стал поход бургундской армии на Париж в рамках войны Лиги Общественного блага (1465 г.) Жан д’Энин, один из бургундских участников похода, оставил интереснейшие мемуары, позволяющие взглянуть на средневековую войну глазами средневекового солдата. Подразделение Энина входило в роту Жана де Люксембурга, сеньора де Фьенна, бастарда д’Обурдена, насчитывающую 30 рыцарей с сопровождением. Штандарт Фьенна был поделен на черную и фиолетовую горизонтальные полосы с большими золотыми литерами "G”  и "J”, перевитыми серебряной лентой. Ливреи солдат роты дублировали цвета и «девиз» штандарта своего командира.

    Подразделение Энина включало двух жандармов (самого Энина и его брата Колара де Венденье), а так же еще 13 человек, перечисленных поименно:
    Югоне Сандар –кутилье;
    Югоне Карли –кутилье;
    Филипо Реми –кутилье;
    Жан Вида –кутилье;
    Жан Тордрио –кутилье;
    Югоне де Комон –кутилье;
    Жан Дюгарди –паж;
    Жакемар Потон –лучник;
    Эверар Маникруа –лучник;
    Виллемон ле Кофр –лучник;
    Жак Тибо –лучник;
    Лёро Урон –лучник;
    Энин Коси –лучник.

    Таким образом, получается, что в роте сеньора де Фьенна низшая тактическая единица –«копье» –состояла из 1 жандарма, 3 кутилье и 3 лучников.


Рис.2. Герб Жана де Люксембурга, сеньора де Фьенна, бастарда д’Обурдена. Кафедральный собор Брюгге

    Необходимо отметить, что сбор феодального ополчения был весьма тягостным предприятием, отнимающим нервы , время и деньги. Например, для Льежской кампании 1467г. армия собиралась в течение  более чем 2 месяцев. Так как воевать предстояло на вражеской территории, ополчение было профинансировано из государственной казны. В частности, контингент Антуана, Великого бастарда Бургундского, получил 1353 денежных выплаты, контингент Адольфа Клевского, сеньора де Равенштейна, -- 1200 выплат. Всего, согласно герцогским финансовым документам, денежные пособия получили 9830 дворян, тогда как, по свидетельству одного из участников похода, на войну отправилось лишь 2350 рыцарей. Тем не менее, вместе с лучниками, входившими в состав «копий», иностранными наемниками и городскими ополченцами, армия Карла Смелого могла насчитывать 15-18 тысяч человек.

    Жан д’Энин, как и подобало преданному вассалу, оказался в рядах бургундского войска:
    «Я, Жан, сеньор д’Энин, и мой брат Колар де Венденье, во исполнение приказа монсеньора герцога, а также по просьбе моего досточтимого и бесстрашного господина, сеньора де Фьенна, оставили мой дом в Лувинье близ Бове в четверг 8 октября, дабы общим числом в восемнадцать пеших и конных участвовать в походе в роте и под штандартом монсеньора Фьенна. Мы квартировали в Морье около Мобежи, и в субботу 10 октября в Берсилльеском аббатстве, и в понедельник 12 октября мы нашли штандарт и роту монсеньора Фьенна в местности около Бинша… После /отдыха/ мы участвовали в смотре роты монсеньором Фьенном в пятницу 16 октября, и в этот день мне исполнилось 44 года».

    Всего в роте сеньора де Фьенна, по словам Энина, насчитывалось около 900 человек: 60 жандармов, 60 кутилье, 400 – 500 лучников и 300 – 400 пехотинцев (по-видимому, пикинеров, арбалетчиков и кулевринеров либо спешенных кутилье). 28 октября 1467 г. рота сеньора де Фьенна вместе с остальными 24 бургундскими ротами сразилась при Брюстеме с льежским ополчением и после кровопролитного боя разгромила его. К счастью, в «копье» Энина никто серьезно не пострадал: после сражения он со своими солдатами стал владельцем бочки вина, «которого нам хватило на два дня», и телеги с хлебом, засоленным мясом и сыром, «которых хватило на 14 дней».

    В 1469 – 1470гг. Карл Смелый организовал учет и регистрацию феодальных владений своих подданных и разработал цензовые нормативы для различных слоев дворянства, позволявших полевую службу заменять финансовыми вкладами, т.н. «щитовыми деньгами» (scutage). Вот как выглядел, например, военный ценз для графства Эно (Геннегау):

    «Каждый владелец лена с годовым доходом свыше 360 ливров должен поставить одного жандарма вместе с кутилье и пажом и 6 пеших лучников. 
    Каждый владелец лена с 240 ливрами дохода – одного жандарма.
    Владелец со 120 ливрами дохода – 3 пеших (лучник, арбалетчик и пикинер).»

    Карл лично вникал во все детали проводимой регистрации и вносил коррективы. Так, он освободил от военной службы одного из сотников (центариев) по состоянию здоровья; еще один сеньор, в возрасте 90 лет, был так же признан негодным к строевым экзерцициям, равно как и некий дворянин из Люксембурга, поразивший проверяющих «необыкновенной тучностью».

    В 1470 г. бургундская армия включала в свой состав  899 жандармов, каждый из которых сопровождался 3 лучниками, а так же 177 полу-копий (вероятно одни жандармы без сопровождения), 178 кутилье, 49 пеших арбалетчиков и 646 пеших лучников. 
    Зимой 1470 -1471гг. Энин вновь был призван под бургундские знамена и имел под своим началом 11 человек:
    Пьер дю Лоруа –кутилье;
    Джамо Морис –кутилье;
    Энин Газэ –кутилье;
    Карло де Лессен –паж;
    Энин Приор –лучник;
    Жан де Марэ –лучник;
    Жан ле Лё –лучник;
    Эверар Манкруа –лучник;
    Жакемар Потон –лучник;
    Тьерри Мартин –лучник;
    Жан Жаспар –лучник;
    Пьер ле Фламен –погонщик фургона.
    Таким образом, в маленьком отряде нашего героя на 1 конного бойца (жандарма или кутилье) приходилось 2 лучника. Интересно, что в этом списке указаны имена, уже знакомые нам по росписи подразделения Энина на войну Лиги Общественного блага. К сожалению, брат самого Энина, Колар де Венденье, пропал без вести во время вылазки льежцев 27 октября 1468 г. и был признан судейскими чиновниками погибшим лишь в 1475 г.


Рис.3. Печать Карла Смелого Брюссель, 1474 г. Люцерн, Городской архив.

    Сбор городской милиции доставлял военным чиновникам Карла Смелого не меньше хлопот, чем призыв феодального ополчения. Рекруты отправлялись в поход с большой неохотой, дезертируя из армии при любом удобном случае. Тем не менее, Карл Смелый ценил их за специфические навыки и стойкость. Герцог особо отмечал мастерство льежских саперов, отличившихся при осаде Нейса (1474 – 1475гг.), и  фламандских пикинеров. Жан де Ваврен, автор «Английской хроники», стал свидетелем смотра, устроенного фламандцам в марте 1471г. под Амьеном :
    „Герцог запретил любому покидать лагерь без свого собственногоразрешения. Согласно перекличке всего собралось более 10 000 вооруженных человек, не включая четырех или пяти тысяч товарищей, присланных из Фландрии, каждый из которых имел салад, жак, меч и пику или длинное копье с длинным древком и длинным острием с тремя гранями. Они все были пешие и назывались пикинеры, ибо лучше всех остальных знают, как обращаться с пиками. Фламандцы навербовали их в деревнях своей страны с месячной оплатой. От каждого кастеляна /прибыли/  один или два человека, дабы командовать этими пикинерами, каждые десять из которых имели своего дизанье, коему повиновались.»

    Герцог Карл при виде боевой выучки фламандцев, воскликнул:
    «Мои пехотинцы, вы для меня дорогие гости!»

    Однако, во время Французской кампании 1472г. «дорогие гости» проявили себя не лучшим образом, после чего бургундский герцог предпочел вместо военного призыва обложить Фландрию денежным налогом.
    В июле 1468г. накануне открытия боевых действий против Франции и Льежа, Карл Смелый издал один из первых своих военных указов (ордонансов), содержавший инструкции для маршала Бургундии Тибо де Невшателя. Маршалу надлежало сформировать корпус в Бургундии и Франш-Конте, после чего передислоцировать его на север, соблюдая строжайшую дисциплину, «дабы препятствовать разбою, разорению и прочим беспорядкам, таким как издевательство над обывателями, насилие над женщинами, кто бы они не были, кои проживают на бургундских землях». Маршалу следовало устанавливать ежедневные пароли для капитанов рот и лично следить за расквартированием войск. В ордонансе так же расписывалось вооружение и снаряжение воинов. Жандарм должен был иметь полный латный доспех, кавалерийское копье и трех коней – для себя, для пажа и для кутилье, так же вооруженного копьем.

    В целом, феодальное и городское ополчения в течение всей боевой деятельности Карла Смелого, оставались для него «головной болью», и лишь тяжелое положение на фронтах вынуждало герцога пользоваться их сомнительными услугами. За месяц до своей трагической гибели, Карл Смелый отправил Жану де Дадизелю, наместнику и верховному бальи Фландрии инструкции для борьбы с дезертирами:
    «Мы недавно указывали в предыдущих наших письмах, что пешие солдаты и прочие отряды, посланные, дабы служить нам, либо отстали по дороге к нам, либо по прибытии, не получив отпуска, вернулись в свои дома или иные пристанища, тем самым презрев службу нам и всячески выказывая нам свою измену; /следует/ их арестовать и вернуть нам на службу, лишив жалования в назидание другим».

    2. Ордонансовые роты и наемники.

    Желание иметь сильный и мобильный военный корпус, готовый по первому приказу отправиться на войну или безропотно нести гарнизонную службу, подвигло Карла Смелого на создание постоянного, т.е. поставленного на регулярное жалование, войска. Было решено, используя опыт французских королей, навербовать роты добровольцев для несения непрерывной военной службы. «Пробный шар» был запущен Карлом осенью 1469г., в преддверии очередного вооруженного конфликта с Францией. Итальянскому принцу Родольфо Гонзаге предложили навербовать 1 200 копий (по 5 всадников в каждом), поделить их на роты и направить в Бургундию для прохождения службы. Однако, в виду недостаточного финансирования и политических трений этот план провалился. В 1470г. тема создания регулярной армии всплыла вновь: теперь речь шла о 1 000 копий «ордонанса». И вновь ордонансовые роты оказались сформированы только на бумаге. Наконец, в 1471г., в разгар пограничных стычек с французскими войсками, бургундские планы по созданию регулярной армии обрели реальные очертания. В мае государственные чиновники Брабанта получили инструкции Карла Смелого о регистрации добровольцев для записи в постоянные роты.  Следовало навербовать 1 250 копий в составе 1 жандарма, 1 пикинера, 1 арбалетчика и 1 кулевринера – всего 5 000 человек. Набранных таким образом бойцов предписывалось к 15 июня сконцентрировать в Аррасе. Однако, сроки выдержаны не были, и запись добровольцев растянулась до конца года. Тем не менее, 31 июля, находясь в городе Абвиль (Аббевиль) на Сомме, Карл Смелый издал свой знаменитый указ (ордонанс) о формировании 12 регулярных рот. Каждая рота, согласно положениям ордонанса, состояла из 100 копий, сведенных в 10 взводов (dixains).  Каждый взвод насчитывал 10 копий, разделенных на две неравные камеры (chambrеs) по 4 и 6 копий. Командир «четверки» -- шеф де шамбр (chefe de chambrе) подчинялся командиру «шестерки» -- дизанье (disenier), который, в свою очередь, находился в прямом подчинении у командира роты – кондюктера (conducteur). Кондюктер исполнял приказы главнокомандующего – капитана, т.е. самого герцога Карла, который, по словам Оливье де Ла Марша «хотел быть единственным капитаном своих людей и приказывать им  в свое удовольствие».

    Состав копья сперва был определен в 6 (как во французской королевской армии), а затем в 9 человек: 1 жандарма (командира копья), 1 кутилье, 1 пажа, 3 лучников, 1 пикинера, 1 арбалетчика и 1 кулевринера (всего 6 конных и 3 пеших).

    Ордонанс предписывал членам копья следующее вооружение и снаряжение:
    «Жандарм должен иметь полный доспех (комплект белой сбруи, blancharnoiscomplet) и трех добрых верховых коней, стоимостью не менее 30 ливров, так же военное седло, шанфрон, и на саладе цветной плюмаж, наполовину белый, наполовину синий, и то же на шанфроне»


Рис.4. Бургундский доспех. Милан, 1450-1460 гг. Бернский Исторический музей.

    Кутилье предписывалось иметь облегченный доспех, копье «средней длины», меч и длинный (в 1 фут) обоюдоострый кинжал; конные лучники – лук, 30 («две с половиной дюжины») стрел, двуручный меч и кинжал. Определялась и «униформа» бойцов: как уже указывалось,султан из белых и синих страусовых перьев для жандарма и его коня, бело-синие ливреи-палето с красным крестом Св. Андрея для кутилье и лучников (" paletotdedeuxcouleurs, mi-partiebleuetblanc”),  жандарму следовало наклеивать красный бархатный крест прямо на кирасу.

    К каждой роте приписывался кассир-аудитор (auditeur), который ежемесячно отсчитывал следующее денежное довольствие (расчет производился во время поквартальных инспекций):

    Кондюктер            100 ливров
    Дизанье                24 ливра
   
Шеф де шамбр       20 ливров
    Жандарм               15 ливров
   
Кутилье                 10 ливров
    Паж                      6 ливров
    Конный лучник       5 ливров
    Пеший лучник        4 ливра
    Кулевринер            4 ливра 
    Арбалетчик            4 ливра
    Пикинер                 2 патара (с конца 1472г. – 4 ливра).

    Фактически, 12 ордонансовых рот закончили свое формирование и, «встали в строй» уже в 1472г. Каждая рота получила порядковый номер и «шефствующего святого»:

    рота №1 («Св. Себастьяна»), кондюктер Оливье де Ла Марш
    рота №2 («Св. Адриана»), кондюктер Жак де Гаршье
    рота №3 («Св. Христофора»), кондюктер Жан де Ла Вефвиль
    рота №4 («Св. Антуана»), кондюктер Жак де Монмартен
    рота №5 («Св. Николая»), кондюктер Жак де Вискю
    рота №6 («Св. Иоанна Богослова»), кондюктер Филипп Дюбуа
    рота №7 («Св. Мартина»), кондюктер Жиль де Гаршье
    рота №8 («Св. Юбера»), кондюктер Жак де Ребренне
    рота №9 («Св. Екатерина»), кондюктер Клод де Даммартен
    рота №10 («Св. Юлиана»), кондюктер Пьер Аршамбо (Питер фон Хагенбах)
    рота №11 («Св. Маргариты»), кондюктер Бодуэн де Ланнуа
    рота №12 («Св. Авои»), кондюктер Аме де Рабутен.

     Однако задекларированный состав роты в 800 комбатантов и 100 нонкомбатантов выдержан не был, что подтверждает роспись трех наиболее укомплектованных рот (Таблица № 1).

    В качестве отличительных знаков каждой роте были вручены флаги (вероятно, по 3 на роту), окрашенные в «ливрейные» цвета кондюктера и несущие изображение «шефствующего» святого. Так, английский герольд Блюменталь, наблюдавший в сентябре 1472г. прохождение авангарда бургундской армии в составе четырех рот (СССС), оставил следующее свидетельство:

    «Он /Филипп де Кревкер. – А.К./ имел под своим началом СССС копейщиков /жандармов –А.К./ и прочих солдат, устроенных следующим образом: каждая С копейщиков имела штандарт и два паннона, один паннон для кутилье, едущих впереди, второй паннон для пехотинцев и штандарт для копейщиков».

Таблица 1. Роспись личного состава рот №№ 1,2,3 на 1472г.

№ роты

Кондюктер

жандармы

Конные лучники

пикинеры

кулевринеры

Пешие стрелки

всего

1

О.де Ла Марш

99

300

100

48

67

614

2

Ж. де Гаршье

100

300

99

34

59

592

3

Ж. де Ла Вефвиль

99

299

98

36

44

576

    13 ноября 1472г. в местечке Боэне-ан-Вермандуа был издан очередной военный ордонанс Карла Смелого. Ордонанс учитывал результаты Французской кампании и содержал незначительную корректировку численности регулярной армии Бургундии:

    Жандармы                     1 200
    Конные лучники             3 000
    Конные арбалетчики       600
    Пешие лучники              1000
    Пикинеры                      2000
    Кулевринеры                  600
    ВСЕГО                            8400 комбатантов

    Кроме того, в Боэне-ан-Вермандуаском ордонансе было более детально прописано вооружение бойцов. Жандарму вменялось иметь полный латный доспех со шлемом армэ, саладом или шапелем (два последних типа должны были снабжаться подбородниками), копье, меч и кинжал. Вооружение кутилье включало салад с подбородником, корсет-бригантину, кольчугу или пластинчатый нагрудник «немецкого стиля»( "manieredAllemagne”), легкое кавалерийское копье – пику (для конного строя) или кузу (для пешего строя), меч и кинжал. Паж или валет (конюх) имел вооружение, подобное кутилье. Конные лучники снаряжались саладами без забрала, бригантинами или куртками-жаками, короткими сапогами, большими (английскими) луками, двуручными мечами и кинжалами.


Рис.5. Бургундская бригантина. Последняя треть 15 в. Базельский Цейхгауз
.

    Подобным же образом предписывалось вооружать и конных арбалетчиков-креникинеров. Исключением являлся арбалет с речно-редукторным (немецким) воротом, позволявшим стрелку заряжать свое оружие, не слезая с коня. Снаряжение пешего лучника дополнялось молотком для вколачивания кольев. Кулевринер вооружался саладом, кольчатым горжетом, пластинчатым нагрудником, кулевриной, мечом и кинжалом. Наконец, пикинеру надлежало иметь салад, куртку-жак, кольчугу или  нагрудник, пику, щит-баклер, меч и кинжал.

    Всем бойцам копья по-прежнему следовало помещать на одежде или кирасах крест Св. Андрея из алого бархата или сукна, кутилье и конным лучникам вменялось носить бело-синие ливреи.


Рис.6. Бургундские жандармы. Фрагмент миниатюры «Сражение при Муртене» из «Бернских хроник» Д.Шиллинга, 1480 г. Бернская Городская библиотека
.

    Новый ордонанс так же более детально расписывал походный порядок роты, ее расквартирование, уточнял некоторые элементы субординации. Так, готовясь к маршу, солдаты по первому сигналу труб сворачивали палатки и упаковывали свое имущество, по второму сигналу – собирались по подразделениям, по третьему сигналу – формировали общую колонну и выступали в поход. Для всех воинов роты вводилась обязательная перекличка, в связи с чем жандармы предоставляли списки своих людей непосредственным дизанье, те – далее по команде кондюктеру, который, в свою очередь, пересылал полный список роты в военный департамент, а дубликат оставлял при себе. Кроме того, упростилась процедура наказаний за те или иные провинности: решения о штрафе принимались на местах, как кондюктером, так и дизанье. Наконец, все бойцы ордонансовых рот отныне приводились к присяге «служить правдой и честью монсеньору герцогу против всех /на кого он укажет/».

    Кардинальные изменения в организации регулярных рот произошли после издания Сен-Максиминского ордонанса в Трире (октябрь 1473г.):
    «Наивысочайший, благороднейший, могущественный и бесстрашный монсеньор герцог Бургундии, Брабанта и прочая. Имея неустанное рвение и желание обезопасить, защитить и приумножить благосостояние герцогств, графств, провинций, земель и поместий, кои по естественному праву перешли от его благородных предков под его сюзеренитет, и дабы обезопасить их от посягательств врагов и всех, завидующих благополучию благородного Бургундского Дома, а также стремящихся силой оружия либо преступными действиями подорвать достаток, честь и целостность сего благородного Дома и указанных герцогств, графств, провинций, земель и поместий, так же, как некоторое время назад, сформировал и учредил роты ордонанса, жандармов и стрелков и прочих, конных и пеших, кои, равно как и прочие люди, не могут постоянно пребывать в повиновении и добром отношении без закона и инструкций, в которых расписаны их обязанности по поддержанию дисциплины и добродетельного порядка, а так же для наказания и исправления их недостатков и ошибок. Поэтому наш бесстрашный монсеньор, после неспешных, долгих и зрелых размышлений выработал и утвердил следующие законы, уставы и постановления».

    Отныне, рота состояла из 4 эскадронов (escadres), распадавшихся, в свою очередь, на 4 камеры по 6 копий каждая. 25 копье эскадрона являлось личным копьем эскадронного командира – шеф дэскадр (chief d’escadre). Три из четырех шеф дэскадр назначались кондюктером, четвертый – герцогом.


Рис.
7. Фронтиспис бургундской «Книги уставов», 1470-е гг.

    В начале года кондюктеры уведомлялись о своем вступлении в должность и приносили присягу на верность герцогу. Далее кондюктеры формировали роты, составляли списки военнослужащих, которые и предоставляли герцогу в конце года. Тогда же, в ходе специальной церемонии, кондюктерам вручались командирские жезлы, дубликаты герцогского ордонанса с необходимыми инструкциями и копии их ротных списков. Так, в Нанси, накануне Рождества 1475г. и похода против швейцарцев, Карл Смелый, окруженный придворными и дипломатами, провел пышную церемонию инаугурации двадцати новых кондюктеров. В ходе церемонии член Большого Совета Бургундии Гильом де Рошфор прочитал лекцию о необходимости усовершенствования военного искусства (l’arte militare) для лучшей защиты княжества. Затем вновь назначенные (либо переизбранные на новый срок) «кондюктеры 1476 года», по одному опускались перед герцогом на колени и клялись ему в верности. Командирам рот вручались жезлы, обшитые темно красным бархатом и бумажные книги в темно-красном же переплете с золотым и серебряным тиснением и гербом герцога, содержавшие текст ордонанса и уставы. 
    При этом герцог лично приветствовал каждого кондюктера, обещая своевременные денежные выплаты, и заверяя в своем непременном желании продлить контракт в дальнейшем.

    Следует оговориться, что вряд ли среди кондюктеров находились оптимисты, относящиеся всерьез к словам герцога о своевременных выплатах. Денежное довольствие поставлялось в роты крайне неаккуратно – как из-за чиновничьей волокиты, так и в результате форс-мажорных обстоятельств. Так, например, очередная квартальная оплата ордонансовых рот была сорвана внезапным нападением швейцарцев при Муртене (22 июня 1476г.):
    «Для начала он /Карл Смелый –А.К./ выделил Жаку де Ла Фритту, клерку, назначенному вместо Пьера Миллара в роте Доммарьена, сумму в 500 бургундских флоринов… Упомянутый Жак не смог произвести эти платежи, потому что сражение началось сразу после того, как ему дали деньги».

    Сен-Максиминский ордонанс продолжил тему унификации рот и четко структурировал военные флаги. Отныне, каждой роте предписывалось иметь главный штандарт с изображением «шефствующего» святого, несущий цвета кондюктера (" des divers conducteurs seront de couleurs differentes”), малый штандарт или гвидон и 4 корнета-ансеня – по одному на каждый из четырех эскадронов роты. Командиры низовых подразделений-камер так же снабжались флажками-баннеролями, крепившимися к шишакам их шлемов. Жан де Труа описывал бургундские флаги следующим образом:
    «В то время герцог имел большой штандарт с изображением Св. Георгия, а так же различные гвидоны и корнеты для частей придворных войск, лучников и герцогской гвардии и двадцати ордонансовых рот; штандарт первой роты был золотым с изображением Сен-Себастьена, а также девизом герцога, кремнем, огнивом, пламенем и крестом Сент-Андрэ».

    Интересная деталь – кондюктеры, вступившие в должность, но еще не возведенные в ранг баннеретов, снабжались ротными флагами, несущими ливрейные цвета Карла Смелого. Таковы, например, бело-синие гвидоны Св. Анны, Св. Юбера, Св. Андрея и т.д. из «Люцернской книги флагов» (Бернский исторический музей).


Рис.8. Корнеты Св. Иуды Фаддея. С-Галлен, Исторический музей.
Размеры 47 на 278,5 см и 27 на 142 см.

    Следующие параграфы ордонанса еще более ужесточали дисциплину: солдатам запрещалось богохульствовать, ругаться и играть в кости. Не менее утопично выглядела и попытка герцога привить своим бойцам плотское воздержание: многочисленных проституток, сопровождавших солдат в походе или на постое, следовало разогнать, оставив на каждую роту лишь по 30 из них.
    Более здраво выглядел раздел, посвященный проведению учений: солдат тренировали на предмет овладения тактическими приемами, учили взаимодействию на поле боя, отрабатывали боевые построения.

    К исходу 1475г. ордонансовые войска Бургундии уже включали в свой состав 24 роты. К выше перечисленным соединениям добавились следующие:

    Формирования 1472г.
         Рота № 13 («Св. Андрея»), кондюктер Филипп де Пуатье

    Формирования 1473г.
        Рота № 14 («Св. Этьена»), кондюктер Йост де Лален
        Рота № 15 («Св. Петра»), кондюктер Людовик де Суассон
        Рота № 16 («Св. Анны»), кондюктер Никола де Монфор

    Формирования 1474г.
        Рота № 17 («Св. Иакова»), кондюктер Труало ди Росано
        Рота № 18 («Св. Магдалины»), кондюктер Жан де Доммарьен
        Рота № 19 («Св. Иеремии»), кондюктер Жан де Жокурт

    Формирования 1475г.
        Рота № 20 («Св. Лаврентия»), кондюктер Денис Португальский
        Рота № 21 (?), кондюктер Джон Миддлетон
        Рота № 22 (?), кондюктер Роджероно д’Аккроччамуро
        Рота № 23 (?), кондюктер Пьетро ди Леньяно
        Рота № 24 (?), кондюктер Антонио ди Леньяно

    Численный состав

Категория: Военное дело | Добавил: Europa (27.12.2009) W
Просмотров: 1303 | Комментарии: 1 | Теги: история, Бургундия, армии | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]