Приветствую Вас Гость | RSS

Эпоха Средневековья

Суббота, 18.08.2018, 23:20
Главная » Статьи » Военное дело » Военное дело

Бургундская армия XV в. Два сражения.

    Сегодня мы публикуем ещё одну статью из "бургундского цикла" Андрея Куркина, точнее  продолжение его серии "Неизвестные битвы Бургундских войн".  

    "..В предлагаемом материале я поместил два кратких описания двух достаточно кровопролитных сражений XV в., в которых принимала участие бургундская армия. Эти сражения (Отэ, 1408 г. и Монлери, 1465 г.), обычно, редко (и совершенно не заслуженно) освещаются в специальной русскоязычной литературе. Позволю себе несколько дополнить существующие на сегодняшний день в Интернет-сети русскоязычные описания указанных битв, не претендуя, при этом, на утверждение «истины в последней инстанции». Детальный анализ сражений при Отэ и Монлери мною будет дан в другое время и в другом формате. Тем не менее, думаю, что даже в таком «урезанном» варианте предлагаемые мной материалы будут интересны читателю..." - А. Куркин.



Куркин А.В. 

Неизвестные битвы Бургундских войн.

 Бургундская армия XV в. Два сражения.

    В предлагаемом материале я поместил два кратких описания двух достаточно кровопролитных сражений XV в., в которых принимала участие бургундская армия. Эти сражения (Отэ, 1408 г. и Монлери, 1465 г.), обычно, редко (и совершенно не заслуженно) освещаются в специальной русскоязычной литературе. Позволю себе несколько дополнить существующие на сегодняшний день в Интернет-сети русскоязычные описания указанных битв, не претендуя, при этом, на утверждение «истины в последней инстанции». Детальный анализ сражений при Отэ и Монлери мною будет дан в другое время и в другом формате. Тем не менее, думаю, что даже в таком «урезанном» варианте предлагаемые мной материалы будут интересны читателю.


Куркин А.В. Сражение при Монлери, 1465 г. (фрагмент)

 

Сражение при Отэ, 23 сентября 1408 г.

    Это сражение произошло в ходе очередного восстания граждан города Льеж, направленного против своего князя-епископа Жана Баварского. Последний обратился за помощью к своему брату Гийому II, графу д’Эно (Геннегау) и своему зятю Жану Бесстрашному, герцогу Бургундии. К союзу подключился еще один родственник перечисленных господ, Гийом Намюрский. Кроме него в рядах соединившейся в Монтенакене карательной экспедиции присутствовали еще несколько именитых вельмож: со стороны бургундцев –Александр Стюарт, сын шотландского короля, и принц Оранжский, со стороны геннегаусцев –граф де Сальм. Вечером 22 сентября 1408 г., после 20 километрового марша армия союзников разбила три лагеря на правом берегу реки Гер: впереди, у деревень Рюссон и Эртапп расположились отряды графов Эно и Намюра, в Ореве встали войска Жана Отважного. Силы союзников насчитывали около 5 000 воинов и какое-то число обозных. Из них 2 000 кавалеристов и 1 000 стрелков (лучников и конных и пеших арбалетчиков) составляли бургундский контингент(сохранилась роспись: 2 097 жандармов, 1 078 лучников, 10 трубачей и 10 фурьеров), 1 000 кавалеристов и столько же пехотинцев и коммунальной милиции (например, из Брайен-сюр-Кома) входили в геннегауские и намюрские отряды.

    Примерно в 10 км юго-восточнее лагеря принцев располагался Льеж, конечная цель карательной экспедиции. Льежцы также готовились к бою. Дождавшись подкреплений из города Юи и рассчитывая на поддержку горожан Тонгра, мятежники решили выступить навстречу неприятелю. Их силы, вероятно, колебались в пределах 5-6 тысяч бойцов (Ангерран де Монстреле в своих «Хрониках» указал астрономическую цифру в 50 000 льежских воинов), в том числе 500 жандармов из числа дворян, 100 наемных английских лучников, неизвестное число арбалетчиков из стрелковых городских гильдий, артиллерия и основа всей армии –городские ополченцы, вооруженные согласно своему статусу. Командовал этим разношерстным воинством мэр Льежа Анри де Перве. При войске так же состоял его сын Тьерри. Главное знамя города, баннер Св. Ламберта, нес Анри де Сальм, чей отец в составе карательной экспедиции шел наказывать мятежный Льеж.

    В 5 часов утра 23 сентября льежская армия стала собираться перед воротами Св. Вальбурга. План мятежников состоял в следующем: пользуясь внезапностью и численным перевесом, льежцы намеревались атаковать выдвинутый вперед лагерь графа Эно, уничтожить его, после чего, соединившись с ополчением из Тонгра, можно было дать бой остаткам армии принцев. Льежцы выступили в поход – впереди английские лучники, за ними кавалерия, далее главные силы и обоз. К 8 часам утра, преодолев около 8 км, мятежники приблизились к деревне Отэ, где были обнаружены разведкой союзников. Внезапного удара не получилось. Тем временем союзники сумели быстро соединить свои силы. Решено было дать мятежникам оборонительное сражение. Кавалеристы спешились и образовали единую баталию –бургундцы справа, геннегаусцы слева. Лучники и арбалетчики  двумя крыльями замкнули фланги.


Рис.1.
Сражение при Отэ, 1408 г.
Миниатюра из «Хроники» А. Монстреле.

    Льежцы, однако, как будто не помышляли об атаке. Они развернули свой фронт на запад, чтобы контролировать дорогу из Тонгра, откуда ожидалось подкрепление, и расположились на привал между деревнями Отэ и Рюссон. Находясь от вражеской армии на расстоянии «трех выстрелов из лука» на холме «близ Римского кладбища», мятежники отдыхали после марша и не сильно беспокоились по поводу возможной вражеской атаки. Тем временем Жан Отважный провел рекогносцировку и кардинально поменял план сражения. Союзники решили наступать. Для этого был выделен авангард в составе 400 конных жандармов и 1 000 вооруженных слуг (gros valets, в будущем называемых кутилье) под командой Жана де Жемона, которому следовало совершить концентрическое движение и ударить льежцам в тыл. Приготовления к бою проводились под прикрытием переговоров. Мятежники ожидали подкрепления из Тонгра и тянули время, тем самым лишив себя главного оружия –тактической инициативы. Наконец, льежцы обнаружили большой отряд вражеской кавалерии (авангард де Жемона), который отделился от основных сил и принял в сторону. Сперва мятежники решили, что неприятель покидает поле боя, но вскоре поняли свою ошибку. Анри де Перве предложил сорвать намечающийся охват союзников атакой имеющихся в его распоряжении 500 жандармов. Однако это спасительное в сложившейся ситуации решение было тотчас отвергнуто льежскими командирами, которые испугались, что дворяне попросту хотят бросить их на произвол судьбы. Мэр подчинился мнению большинства и стал выстраивать свои войска для оборонительного боя. Было решено встать единой баталией. Впереди, в форме треугольника или трапеции выстроились спешенные жандармы, за ними глубокой колонной встали городские ополченцы, имея в центре бойцов из стрелковых гильдий. С двух сторон баталии расположились наемные английские лучники, впереди заняла позиции артиллерия. Тыл и фланги прикрыла цепочка соединенных между собой повозок.


Рис.2.
 Поле сражения при Отэ.
Курган на месте рукопашной схватки между деревнями Отэ и Рюссон.

    В 13 часов армия принцев начала атаку. Волна бургундцев и геннегаусцев с криками «Дева Мария! Бургундия и Эно!» медленно накатывалась на позиции мятежников. Спешенные жандармы, изнывая под тяжестью доспехов, несколько раз делали остановки, отдыхая и поджидая отставших. Войдя в зону обстрела льежской артиллерии, союзники понесли первые потери, но не прервали атаки. В этот момент в тыл мятежной армии, благополучно завершив обходной маневр, ударил бургундский авангард. Жандармы и валеты преодолели заслон из повозок и обратили в бегство тыловые подразделения льежского ополчения. Часть мятежников укрепилась в соседней деревне, оттянув на себя бургундских кавалеристов. Угроза полного развала льежского строя была отсрочена, чем тут же воспользовался Анри де Перве. Возглавив клин спешенных жандармов, он обрушил их на строй противника. Потрясая цеховыми флагами и главным баннером Св. Ламберта, под рев труб и крики «Св. Ламберт и Перве!», льежцы врезались в ряды неприятеля и потеснили их «на два или три шага».  Монстреле отметил этот неприятный для союзников момент следующей фразой: «В течение полу часа нельзя было определить, чьи войска побеждают в битве». И вновь отличился бургундский авангард. Ликвидировав отступившее тыловое подразделение льежской баталии, кавалеристы союзников вернулись на поле боя и ударили в спину наступающему клину Анри де Перве. Мятежники оказались в кольце: с фронта стеной стояли спешенные бургундские и геннегауские жандармы, с флангов вели безжалостный обстрел союзные лучники и арбалетчики, с тыла наседали кавалеристы де Жемона. Льежская пехота сломала строй и сбилась в кучу. Сражение превратилось в бойню. Примерно к 14. 30 все было кончено. В груде трупов, отмечавших последний бой льежского ополчения, были найдены тела городского мэра де Перве, его сына Тьерри и Анри де Сальма. Очевидцы отметили, что большинство льежцев задохнулось от тесноты или было поражено стрелами.

    Однако на этом битва не закончилась. Выступившее из Тонгра ополчение, уверенное в победе льежских горожан, приблизилось к армии принцев на расстояние меньше 1 км и только тогда обнаружило свою ошибку. Наскоро перебив пленных, которых они вели с собой, мятежники ударились в безоглядное бегство. Союзники, так же поспешившие в преддверии нового боя перерезать своих пленников, пустились в погоню, настигая и безжалостно убивая отставших. Всего, согласно непомерно завышенной оценке Монстреле, мятежники в ходе сражения потеряли 28 000 человек (из 5-6 тысяч воинов, реально участвовавших в бою). Потери армии принцев хронист определил в 600 бойцов.

    Жан Отважный, главный капитан союзников, провел сражение в атакующем ключе, добившись поистине «английского» взаимодействия стрелков, спешенных жандармов и кавалерии. Бургундский герцог воспользовался тактической паузой, которую допустило льежское военное руководство, смело изменил первоначальный план и добился впечатляющей победы при помощи комбинированной атаки. Сражение отличалось крайней ожесточенностью сражающихся и очень большим процентом потерь в рядах побежденных. С обеих сторон было допущено умерщвление пленных –акт, сильно ударивший через 7 лет по репутации Азенкурского триумфатора Генриха V Ланкастера. Клиновидное построение, использованное льежцами при Отэ, не являлось для последних чем-то новым. Как минимум, один раз такая боевая формация использовалась ими ранее, при Бьерваре (1321 г.). При Анзинелле (1314 г.) льежская баталия имела форму квадрата.

 

 Сражение при Монлери, 16 июля 1465 г.

    Сражение при Монлери стало единственным крупным полевым столкновением войны Лиги общественного блага. Французский король Людовик XI Валуа, противостоявший лиге мятежных принцев, был изолирован от столицы собственного королевства бургундской армией под командованием Карла Смелого, графа де Шароле, наследного принца Бургундского. На соединение с бургундцами двигалась вторая армия мятежников под командой Франциска II, герцога Бретонского, и Карла Французского, герцога Беррийского. Ближе всех к Парижу, сохранившему верность короне, но находившемуся на осадном положении, оказались бургундцы, что и определило, по всей видимости, военные приоритеты французского короля. Тома Базен в своей «Истории Людовика XI» писал по этому поводу следующее: «Король вначале решил действовать против бургундцев. Когда он это сделал, то совершил ошибку, ибо если бы он прислушался к мнению окружающих, что сначала следовало победить бретонскую армию, вместе с которой был его брат Карл, и бретонцы не смогли бы сопротивляться королевским войскам, однако король горел желанием победить /сперва/ бургундцев».

    Бургундская армия, прибывшая со стороны Пикардии, в течение 10 суток без видимого успеха осаждала Париж, который защищал гарнизон под командой маршала Жоакена Руо и Карла де Мелюна. 15 июля бургундцы выступили из Исси в сторону Лонжюмо, навстречу подходившей армии французского короля. Достигнув вечером того же дня Лонжюмо, где планировалось занять оборонительные позиции и дать противнику бой, Карл Смелый выдвинул вперед авангард под командой Людовика Люксембургского, графа де Сен-Поля. Тот продвинулся на 7 км и занял позиции на поле перед деревней Монлери и одноименным замком. Ночью к Монлери подошел авангард французской армии. Сен-Поль, вместо того, чтобы, согласно плану отступить в Лонжюмо, укрепился в вагенбурге и вызвал подкрепление. Карл Бургундский выслал к Монлери 2 000 лучников бастарда Антуана и, понимая, что бургундский план дать оборонительный бой в Лонжюмо разрушен, стал готовить к дебушированию главные силы. В 7 часов утра 16 июля Карл прибыл на поле перед Монлери и с помощью ветерана Гентской войны Гийома де Конте начал выстраивать войска для боя. Внеплановая и беспорядочная передислокация главных бургундских сил ночью и ранним утром (в спешке забыли отслужить мессу и оставили в Лонжюмо продовольственные запасы) спутала весь орданансдебатай. Левый фланг занял авангард графа де Сен-Поля, в центре встал арьергард Антуана, Великого бургундского бастарда, главная же баталия под командой самого Карла была вынуждена построиться на правом фланге. Участник битвы Жан д’Энен так описал боевой порядок баталии графа де Сен-Поля: «Все были в баталии, построенные под своим флагом-энсенем; большая часть жандармов спешена, перед ними, приблизительно в 4 или 5 дестрэ ( 1 дестрэ равнялся 3 футам) лучники; у каждого лучника по острому колу, воткнутому перед ним; перед ними изготовленные /к бою/ (affutees) серпентины». Еще один участник битвы, Филипп де Коммин так же запомнил боевое построение лучников: «Лучники были разутыми, и перед каждым в землю были воткнуты колья». Здесь наблюдается полная аналогия с английскими стрелками, которые перед стрельбой разувались, чтобы крепче упираться в землю и не скользить. Интересно, что подобный боевой порядок изображен на двух эстампах бургундского художника Виллема А. Крюса: шеренга лучников, прикрытая с фронта кольями, а за ними шеренга пехотинцев с пиками и вужами.

    Бургундская армия насчитывала около 1 400 копий, что дает от 2 500 до 3 000 кавалеристов, из которых половина жандармов и половина кутилье, а так же 8-9 тысяч лучников, т.е. всего 10 500-12 000 комбатантов и около 1 500-2 000 слуг. В составе главной баталии Карла Смелого находились 500 английских лучников Эдмунда де Бофора, графа Сомерсета, и 100 лейб-лучников самого графа де Шароле под командой Филиппа де Кревкера. Полевая артиллерия, выдвинутая вперед для дуэли с французскими канонирами, состояла из 32 серпентин и курто под командой мэтра артиллерии Валерана де Суассона. Перед сражением бургундским солдатам было дополнительно выделено: 76 копейных древков, 360 окованных пик, 1 800 луков из 18 сундуков, 38 400 стрел из 16 бочек и 8 400 тетив из 2 бочек.

    Около 8 часов утра силами двух рот Жака де Люксембурга, сеньора де Фьенна, и Адольфа Клевского, сеньора де Равенштейна, из арьергарда бастарда Антуана, бургундцы атаковали деревню Монлери, занятую французским гарнизоном. После непродолжительного боя бургундцы вытеснили противника – «вольных лучников» Понсе де Ривьера –из деревни, заплатив за успех жизнью бургундского вельможи и шамбеллана Двора Филиппа де Лалена.


Рис.3.
Поле сражения при Монлери.
Вид на бургундскую позицию со стороны замка Монлери.

    Примерно в 10 часов вся французская армия выстроилась в боевой порядок на южном, более возвышенном, участке поля. Главная баталия, возглавляемая самим королем и состоявшая из савойских контингентов и дворян Дофине, встала в центре, чуть правее замка Монлери. В состав баталии так же входили шотландские гвардейцы короля (25 «лучников тела» и 75 «лучников охраны») под командой Вильяма Стюарта. Вперед были выдвинуты 7 полевых орудий, управляемых мэтром артиллерии Жиро де Самэном и 4 канонирами. Правый фланг заняли нормандские ордонансовые роты Пьера де Брезе, сенешала Нормандии и прославленного ветерана Столетней войны, и Роббера де Флоке. На левом фланге встали ордонансовые роты Карла Анжуйского, графа дю Мэна, и адмирала Франции Жана де Монтобана. Французская армия насчитывала около 1 900-2 200 ордонансовых копий. В то время французское копье состояло из 6 кавалеристов: 1 жандарма, 1 кутилье, 2 конных лучников, 1 слуги для жандарма и 1 слуги для лучников. Таким образом, Людовик XI располагал перед сражением 3 800-4 400 кавалеристами, половина из которых являлись жандармами, и примерно таким же количеством ордонансовых лучников. С учетом корпуса «вольных лучников» и дворянского ополчения из Савои, число бойцов французской армии могло достигать 10-12 тысяч. А вместе с нонкомбатантами –15 000 человек. Силы противников оказались практически равны: у бургундцев преобладала пехота, у французов кавалерия.

     До полудня противники не предпринимали никаких решительных действий, ведя беспокоящий артиллерийский обстрел. Людовик ожидал подхода парижского гарнизона, который должен был ударить в тыл бургундской армии, Карл, согласно заранее  принятому оборонительному плану, так же не торопился с атакой. Бургундские жандармы то спешивались, то вновь садились в седла. К утомлению от ночного и утреннего марша добавились голод и жажда (армия осталась без завтрака), а так же усилившееся страдание от жары, усугубляемое душными доспехами. Наконец, прислушавшись к совету де Конте, Карл дал приказ наступать. Атаку начал авангард де Сен-Поля (500-600 копий и 3-4 тысячи стрелков): впереди конные арбалетчики, за ними лучники и спешенные жандармы. Пажи вели коней в поводу. Следом за Сен-Полем  двинулся центр и правый фланг. Лучники и жандармы де Брезе, на которых была нацелена атака бургундского авангарда, укрывались за земляной насыпью и рвом. Когда первые бургундские стрелы ударили в насыпь, строй французов пришел в движение, принятое бургундцами за отступление. Жандармы Сен-Поля, порядком уставшие от пешего марша, принялись подзывать своих слуг, чтобы в конном строю пуститься в погоню за бегущим неприятелем. Возникла невообразимая сутолока, еще более усугубленная громкими криками. Воспользовавшись хаосом на стороне противника, де Брезе дал сигнал к атаке. Французские жандармы с двух сторон обогнули насыпь и стремительным ударом опрокинули все левое крыло бургундской армии. Часть бургундского центра пробовала контратаковать неприятеля: жандармы Адольфа Клевского в конном строю прорвали цепи идущих впереди своих же лучников, потеряли скорость и так же были отброшены. Французы гнали бургундцев почти 2 км, до самого вагенбурга, рубя отставших и забирая их лошадей. Лишь круг из сцепленных повозок и свинцовые молотки обозной челяди остановили разгоряченных преследователей. К сожалению, эта блестящая атака стала последним боевым эпизодом в жизни Пьера де Брезе. Вместе с ним пал и Роббер де Флоке, так же находившийся на острие удара.

    Тем временем, на правом бургундском фланге события развивались с точностью до наоборот. Граф Шароле, так же потоптав собственных лучников, во главе конных жандармов устремился в атаку. Однако на его фланге французы не приняли боя и стремительно отступили. В одночасье от 500 до 800 копий, т.е. треть всей французской армии, бежали прочь. Часть современников в последствии обвинила Карла Анжуйского в предательстве или трусости, другие, например Жан д’Энен, видели в его бегстве вполне объяснимые резоны. Так или иначе, французы упустили шанс развить успех на своем правом крыле и должны были думать, чем закрыть образовавшуюся брешь. К 13 часам у противников почти одновременно развалились левые фланги, и фронт сражения развернулся на 90 градусов.

    Атака нормандских рот погибшего де Брезе захлебнулась перед вагенбургом. Свинцовые молотки обозной охраны и меткие выстрелы артиллерийских орудий сильно проредили французскую жандармерию правого крыла и отбросили ее на исходные позиции. Тем не менее, французам удалось основательно разграбить не прикрытые вагенбургом обозы бургундского центра и взять множество пленных. Теперь именно в центре решалась судьба сражения. Людовик XI лично повел в атаку дворян из Дофине и Савойи. Бургундцы из корпуса бастарда Антуана встретили вражескую кавалерию шквалом артиллерийского огня и градом стрел английских лучников. Лошадь под королем почти сразу была убита, а сам он упал на землю. Шотландские гвардейцы, потеряв 1 «лучника тела» и 3 «лучников охраны», сумели вытащить Людовика из свалки. Однако многим из окружения короля повезло гораздо меньше. Сражение очень быстро превратилось в бойню. Пленных не брали. Один из сбитых на землю французских дворян взмолился о пощаде, пообещав выкуп в 10 000 ливров (кстати, «цена за голову» Жанны д’Арк), но тут же был добит. Еще одного французского дворянина победитель попытался было спасти, но того убили лучники. Французская атака была буквально перемолота бургундским центром. В жестокой схватке одних только дворян из Дофине погибло 54 человека. Тяжелые потери, стойкость обороны, бескомпромиссность боя и падение короля, которого многие посчитали убитым, сломили боевой дух атакующих. Французы отступили под защиту стен замка и своей немногочисленной артиллерии. Людовику, чтобы избежать повального дезертирства в связи со слухами о его гибели, пришлось снять шлем и проехать перед рядами солдат.


Рис.4.
Людовик XI и Карл Смелый в Конфлане.
Миниатюра из «Хроник Монлери».

    Сражение, тем временем, утратило последнее подобие некоего порядка. По пыльному полю хаотично перемещались группы всадников и пехотинцев, вступая в короткие стычки и разбегаясь. Жертвой одной из подобных стычек едва не стал Карл Смелый, когда, растеряв большую часть своих кавалеристов, возвращался на исходные позиции. Сначала графа де Шароле ударил вужем в живот случайный французский пехотинец. Затем на Карла и его маленький эскорт налетел отряд французских жандармов. Первым был убит Филипп д’Уаньи, знаменосец Карла и бальи Куртре. Жизнь самого наследного бургундского принца повисла на волоске: сильным ударом был сбит его стальной подбородник-бавьер и оцарапано горло. Вокруг графа Шароле началась свалка. Французы, признав Карла, во что бы то ни стало стремились взять его в плен. Два французских дворянина, Жоффруа де Сен-Белен и Жоффруа де Грассэ, заплатили за эти попытки жизнью. Наконец, отряд Антуана Бургундского отогнал неприятельских кавалеристов, дав возможность изрядно помятому в свалке графу де Шароле и его эскорту соединиться с армией.

    С большим трудом, как бургундскому военному руководству, так и французскому штабу, удалось собрать остатки своих войск и выстроить их в некое подобие боевой линии. Люди буквально валились с ног от жажды, голода и тепловых ударов. Людовику удалось какое то время отдохнуть в тени замка. Бургундские жандармы, по воспоминаниям очевидцев, садились на землю, не снимая доспехов, а лучники вставали перед ними «стеночкой», прикрывая от солнечных лучей. Солдаты обеих армий находились какое-то время под артиллерийским обстрелом, неся потери. Жан Энен стал свидетелем ранений, которые получили от артиллерийского огня два бургундских дворянина: у Жака де Жемона оказалось перебито бедро, «так что нога осталась висеть на маленьком лоскуте кожи», а  Жану де Пурлану выстрелом из серпентины «вырвало всю икру из ноги».Примерно в 19 часов сражение закончилось, не принеся ни одной из сторон ощутимого перевеса.

    Следующим утром бургундцы убедились в том, что французская армия под покровом ночи отступила на восток, к Корбейю. Не решаясь и дальше испытывать судьбу, Людовик обошел бургундцев со стороны Сены и достиг Парижа. Там король громогласно объявил о своей победе. В письме к жителям Лиона он без стеснения вещал о тяжелых потерях бургундской армии (10 неприятелей против 1 француза) и гибели на поле боя бастарда Антуана (в 1479 г. Людовик примет Антуана в ряды рыцарей Св. Михаила и назначит губернатором Ардра). Король ловко обходил щекотливые вопросы о собственных потерях в людях и артиллерии, а так же факте своего отступления с поля боя.

    Урон, понесенный противниками в ходе битвы, так и не был точно определен. Французы заявляли о потере 600 своих бойцов против 2 300 бургундских. Гийом де Торси писал об обратной пропорции. Филипп де Комин упоминал о 2 000, погибших с обеих сторон. Жан де Труа повысил это число до 3 600. Энен вообще не стал строить никаких предположений и ограничился честным перечислением имен бургундских дворян, о смерти которых знал точно.

    После битвы бургундцы оставались в окрестностях Монлери до 18 июля. Хоронили погибших вельмож, подсчитывали трофеи (7 орудий вместе с мэтром артиллерии и его помощниками) и оценивали убытки (почти весь багаж арьергарда). Бургундцы расценивали сражение при Монлери как свою безусловную победу, омраченную, правда, большим количеством дезертиров и потерей значительной части обоза.

    В целом, битву при Монлери можно рассматривать в качестве поучительного примера беспорядочного боя, насыщенного хаотичными перемещениями масс войск и упущенными возможностями для развития успеха, когда противники брали продолжительные тактические паузы, восстанавливая боеспособность войск после каждого боевого эпизода.  

Категория: Военное дело | Добавил: Europa (27.12.2009) W
Просмотров: 1342 | Теги: история, Бургундия, Битвы | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]