Приветствую Вас Гость | RSS

Эпоха Средневековья

Понедельник, 18.06.2018, 12:53
Главная » Статьи » Военное дело » Военное дело

Бургундский план боевого построения (1417 г.)
"..Осенью 1417 г. герцог Бургундский Жан Бесстрашный подошел к Парижу и ожидал нападения противника. 12 сентября он устроил смотр всей своей армии: «Когда все войско перешло мост [в Мёлане] и герцог оказался посреди открытой равнины у основания холма, и до того, как он прошел через нее, он остановил свою баталию и выстроил всех своих латников оной (баталии) в боевом порядке (en ordonnance de bataille), чтобы узнать, как они экипированы. И там он нашел превосходнейшее войско дворян и стрелков, хорошо вооруженных и на добрых конях, каждого в полной мере своих сил. И впереди был его авангард, с 400 латниками, и штандарт его квартирмейстерской службы (fourrie) с 60 латниками, и в арьергарде оставался Кастелинба [видимо, шателен Ва, возможно, из Савойи, в начале кампании 1417 г. командовал отрядом в 285 человек] и его люди, примерно 100 латников. Герцог Бургундский остался очень доволен своими людьми и был очень счастлив видеть их в таком отличном порядке…» («Хроника францисканцев»).." - М. Нечитайлов  aka Недобитый Скальд.

   



М. Нечиталйлов.

Бургундский план боевого построения (1417 г.)

 Предисловие

    Тактика бургундцев всегда сочетала лучшие черты современного военного искусства англичан и французов. В качестве примера можно привести документ, известный давно, но ранее на русский язык не переводившийся. 
    Предыстория его появления была такова. Осенью 1417 г. герцог Бургундский Жан Бесстрашный (1404-1419) подошел к Парижу и ожидал нападения противника, да и сам готовился к операциям против королевских крепостей и столицы. 12 сентября он устроил смотр всей своей армии: «Когда все войско перешло мост [в Мёлане] и герцог оказался в чистом поле на открытой равнине под горой, и до того, как он миновал ее, он остановил свою баталию и выстроил всех своих латников оной (баталии) в боевом порядке (en ordonnance de bataille), чтобы узнать, как они экипированы. И там оказалось благороднейшее войско дворян и стрелков, хорошо вооруженных и на добрых конях, каждый по мере своих сил. И впереди был его авангард, всего 400 латников, и штандарт его квартирмейстерской службы (fourrie), с 60 латниками, и в арьергарде оставался Кастелинба [видимо, шателен Ва, возможно, из Савойи] и его люди, примерно 100 латников. Здесь герцог Бургундский остался очень доволен всеми своими людьми и был очень рад видеть их в таком порядке…» («Хроника францисканцев») 1
    Монстреле добавляет, что герцог «между Понтуазом и Мёланом поставил всех своих людей в баталию, чтобы увидеть всех сразу в строю, как они будут (выстроены) перед своими врагами. И было это на красивой равнине под горой. Смотреть на все это было очень приятно, ибо было там множество воинов, отменно снаряженных и жаждущих послужить ему против всех его врагов» 2.
    Далее хронисты приводят перечень «главных лиц, командовавших его [герцога] людьми» 3
    Версия автора «Книги измен Франции…»:
    Авангард: командующий мессир де Фоссё (1360 латников, 2047 лучников, 9 трубачей, 6 менестрелей); сир де Коэм, Эктор де Савёз, Луи де Варньи, Жанне де Пуа, Робине де Майи (Робер де Майи командовал 11 оруженосцами и 10 арбалетчиками герцогского отеля), сир де ла Вьевиль (Жак де ла Вьевиль – 10 оруженосцев и 30 стрелков в составе отеля герцога) и некоторые другие дворяне Пикардии и Булонуа.
    Арьергард: командующий Жан Люксембургский; сеньор д’Антуэн, видам Амьенский, бастард де Тьян, сир де Лонгваль, Моруа де Сен-Лежье, сир де Бовуар, Трене де ла Тренери, сир д’Инши, Порю де Кантеле, Порю де л’О, Жан де Розимбуа и др.
    Главная баталия: латники из Бургундии, Франции, Нормандии, Фландрии, Эно, Брабанта и Артуа. Из графства Фландрии: монсеньор де Бреот (с 3 оруженосцами и 3 стрелками в герцогском отеле), братья Жан и Колар де Коммин, сир де Гистель, сир де Аллюин, сир де Диксмюде, сир де Норкерк, сир де Кьенвиль, сир Жан Вилэн, сир д’Юмберкур, сир де Лалэн, сир де Бриме, сир Робер Кавен, сир де ла Вишт, сир де Ам, сир де Хорн. 
    Версия Ангеррана де Монстреле и автора «Хроники францисканцев»:
    Из Пикардии: Жан Люксембургский, сеньор д’Антуэн, сеньор де Фоссё (с двумя братьями), видам Амьенский, сир Антуан де Круа (18 латников, 22 стрелка и 3 менестреля), сеньор д’Инши, сеньор д’Юмьер, шевалье Робине де Майи с двумя братьями, сеньор де Рамбюр, Жан де Вокур с братом Луи, Ле Муань де Ренти, Луи де Варжин, сеньор де Коэм, Алом де Гапом, Юг Брюнель с сыном Луи, сеньоры де Лонгваль, де Нуайель, де Лиль-Адан, д’Юмберкур, де Пикиньи, де Сорель, де Сен-Лежье, де Ролькур и де Бельферьер, братья Атис и Давид де Бриме (Давид – в составе герцогского отеля), Жакотен, Колине, Жан и Робер де Бриме, Пайен де Бофор, Гийом де Боньер, Юг де Ланнуа (2 оруженосца и 4 лучника) с братом Жильбером, Моруа де Сен-Лежье, Шарль де Лан (157 латников, 136 конных стрелков, герольд, 2 трубача и 3 менестреля), Жанне де Пуа, оруженосцы братья Эктор и Филипп де Савёз, Жан де Фоссё, Реньо де Лонгваль, Жан де Орн, Давио де Пуа, Копен Говэн и Майе де Ла Вьевиль, Камюзе де Линьи, Траме да ла Трамери, Жан д’Обиньи, бастард де Тьян, Шарль Лабб (см. ниже) и др.
    Из Фландрии: бальи Фландрии сеньор де Стренюз (170 латников, 34 конных стрелка, 2 трубача), сеньоры де Коммин (67 латников, 145 конных стрелков и трубач), де Грютюз, ле Векст и де Рубэ (12 оруженосцев и 8 стрелков в составе герцогского отеля), бастарды Фландрские (братья Робер и Виктор, бастарды графа Луи; с ними 34 оруженосца и 24 конных лучника), Виктор де Рабек – все шевалье; оруженосцы Робер де Мамин, Анри де Диксмюде, Ролан де Ютекерке, Эктор де Верон (Беру), бастард де Кольке (Колькан) и др.
    Из Бургундии и Савойи: маршал Бургундии сеньор де Вержи (379 латников, 70 конных стрелков, 6 трубачей), Антуан де Вержи, Луи де Шалон (359 латников, 18 конных стрелков, 6 трубачей и 3 менестреля), сеньор де Сальнов (см. ниже), Жан де ла Тримуй, его брат сеньор де Жонвель (22 оруженосца и 3 стрелка), Ренье По (7 оруженосцев и 2 арбалетчика), сеньор де Монтагю (157 латников, 25 конных стрелков, трубач и 2 менестреля), сеньор Тибо де Нешатель (138 латников, 27 конных стрелков и трубач), сеньор Гийом де Шатовилэн (282 латника, 45 конных стрелков и 2 трубача), сеньор де Шатовье, сеньор де Рошфор (79 латников и 27 конных стрелков), сеньоры де Ти, де Коттбрюн, д’Анкр, Жан де Тулонгон (524 латника, 82 конных стрелка, 4 трубача и 5 менестрелей), Гийом де Шандивер (223 латника, 57 конных стрелков, 2 трубача и 3 менестреля), Клод де Шателю (51 латник, 6 конных стрелков, 2 трубача и 3 менестреля) и де Дигон, Антуан де Тулонгон и его брат Андре, Ле Во де Бар, Байе д’Осуа, Анри де Шандивер, Гоше де Рюпп, Андре де Сален, Реньо де Монкомюн, Антуан де Ла Марш, Жак де Куртьямбль, сеньор де Сен-Льебо, Пьер де Фонтенэ (сеньор де Ранс, шамбеллан и мэтр-д’отель герцога), Пьер де Дигонь, шевалье Пьер де Боффремон (80 латников, 18 конных стрелков, трубач и 2 менестреля), оруженосцы Жан де Женжен (см. ниже), Жан дю Клу и Клавен дю Клу (см. ниже), Эмар де Вьенн и др.
    Из отеля герцога Бургундского: юный граф Филипп де Сен-Поль (оруженосец), шевалье сеньоры де Бриот и де Курсель, Элион сеньор де Жаквиль (356 латников, 426 конных стрелков, 3 трубача и 3 менестреля), лотарингец Шарло де Дюлли, германец Пьер Стеварт.
    Несколько дней спустя, в пятницу, 17 сентября 1417 г., Жан Бесстрашный издал в Версале подробную диспозицию для предполагаемого сражения 4. В ней, очевидно, был использован опыт Азенкура, где Жан потерял двух братьев, многих родственников и вассалов, но и опыт других кампаний герцога.
  
Я привожу этот план сражения полностью по изданию К. де Леттенхове с исправлением одной строки по комментариям Ш. Потвена к изданию сочинений Ж. де Ланнуа 5. Использован также перевод ордонанса на английский язык в монографии Р. Вогана 6. (Издатель, барон Леттенхове, в свое время отметил, что год в тексте ордонанса не указан; уже Потвен установил, что речь идет о событиях 1417 года 7.)
    Ордонанс подчеркивает, что должно быть достаточно места, чтобы развернуть главную баталию, дабы не теснить авангард или чтобы нейтрализовать лучников, как случилось при Азенкуре. Кроме того, при наступлении на столицу, как видим выше, герцог выстроил свою армию в этом порядке, чтобы потом каждый мог проделать это в присутствии врага. Жан повелел своим воинам ни в коем случае не атаковать самим (урок Азенкура не прошел даром) 8. Вызывает интерес и наличие особого раздела о дисциплине. Монстреле подчеркивает, что Жан угрожал суровым наказанием любому, кто побежит в бою.
    Согласно плану, если противник атакует, армия спешивается. Первыми идут разведчики (видимо, на марше, не в бою). За ними спешенный авангард и два крыла лучников и арбалетчиков с небольшими знаменами (в том смысле, что они могут действовать самостоятельно). Главные силы следуют за ними – непосредственно в тылу или же сдвинувшись на один из флангов, чтобы, по возможности, слить оба отряда в один. Командиры позади строя. Еще 1000 латников и слуг, valets, развернуты поблизости, у одного из флангов авангарда, если пространство позволяет, либо сбоку от войска.
    На расстоянии выстрела из лука (100-200 м) за главными силами – 300 стрелков и 400 конных латников арьергарда. Они, очевидно, также должны преследовать противника в случае победы и не допустить, чтобы тот успел перестроиться. Тыл защищает обоз, выстроенный вагенбургом 9.
    По замечанию К. ДеФриза, сражение при Отэ (1408 г.) стало последней битвой Жана Бесстрашного, хотя его войска участвовали в ряде крупных стычек. Тем не менее, как показывает данный план 1417 г., герцог Бургундии был готов сразиться со своими врагами всякий раз, когда ему грозило такое столкновение. Этот план также подтверждает оборонительную пехотную тактику Отэ как избранный Жаном метод боя 10. 

Текст

    [324] В войске Монсеньора [герцога] перед Версалем 17 сентября решили, с одобрения Монсеньора и его совета, по вопросу его битвы следующее:
    Во-первых, чтобы приказал и предписал Монсеньор маршалу и прочим нашим сеньорам авангарда, чтобы они старательно и постоянно высылали своих достойных и надежных конных разведчиков (chevaucheurs) в количестве, достаточном (для того), чтобы проведать состояние врагов означенного монсеньора, и чтобы то, что они узнают, немедля стало бы известно означенному монсеньору, дабы он всегда был бы уведомлен о том, что ему следует делать.
    [325] Далее, чтобы объявил означенный монсеньор, что всякий, какого бы он ни был звания, должен держаться своего штандарта или знамени 11 в битве, ни в коем случае не покидая его, и чтобы в день означенной битвы никто не бежал, под страхом лишиться тела и имущества, и чтобы тем самым означенный монсеньор не был покинут всеми, тела и имущество тех, кто совершит противное, суть ничто. И [герцог] желает, чтобы те, кто встретит таких беглецов, убивали их и рубили их на куски, и к ним отойдет их имущество. И, если по случайности их не поймают, Монсеньор будет считать их изменниками, злодеями и преступниками, виновными в государственной измене.
    Далее, и чтобы, если означенные враги явятся и займут позицию, означенный монсеньор [герцог] никоим образом не должен сражаться с ними, если они находятся близ Парижа, откуда они могут легко и в изобилии снабжать себя пушками, ловушками [«чесноком»?], рибодекинами и прочим таким военным снаряжением, но (должен) уйти по дороге туда, куда сочтет лучшим, и, при необходимости, выделить мощный арьергард, чтобы сопротивляться им.
    Далее, чтобы Монсеньор де Сальнов, Эктор де Савёз, Жак де ла Бом, сеньор де Гаспэн, Жан де Женжен, Шарль Лабб, Клавен и Жан дю Клу и сир шателен Ва 12, которых может быть в общей сложности примерно тысяча латников, и с ними все, кого они могут привлечь из хорошо вооруженных слуг, чтобы из своего отряда они выдворили всех воинов, кто сидит на плохих конях, неопытен в верховой езде, и отослали их к тем капитанам, которые им понравятся, в авангард для усиления его. И если таким образом у них не наберется означенного числа в тысячу латников, чтобы они пополнили (свою численность) любым штандартом [т.е. отрядом под штандартом].
    Далее, чтобы, как только появятся вести о приближении означенных врагов, означенная тысяча латников, которые будут верхом, отошли от (главной) баталии и авангарда в одну сторону и, если увидят какой-либо беспорядок у наших означенных врагов, или неразбериху между их всадниками и пехотинцами, пылко ударили на них.
    Далее, и если означенные враги наши приближаются в хорошем порядке, означенная тысяча латников уйдет с одной стороны от авангарда на достаточное расстояние, чтобы потом поступать так, как они сочтут нужным: либо ударить на их всадников, если они там будут, либо на их стрелков, либо обойти кругом их, чтобы ударить в тыл, и это может оказаться очень выгодным.
   Далее, если означенные враги устремятся на нас для боя, [326] чтобы весь авангард спешился на самой выгодной позиции из всех возможных, и означенный монсеньор [герцог] усилил сказанный авангард стольким (числом людей), сколько означенный монсеньор заберет из него, чтобы использовать в качестве конницы, или большим (числом).
  
Далее, чтобы все лучники и арбалетчики в этой нынешней армии, за исключением 300, разместились впереди означенного авангарда двумя крыльями под двумя малыми штандартами, и означенных людей возглавят два видных и отважных дворянина, которые будут командовать означенными штандартами и стрелками.
    И командиры будут назначаться, в авангарде – мсье маршалом, а в главной баталии – Монсеньором [герцогом].
    Далее, баталия Монсеньора, если хватит места, станет в пешем строю сбоку от означенного авангарда, близ его или позади примерно в 40 шагах, и так, чтобы, если наши враги выстроят только одну баталию, наш авангард и главная баталия смогли бы объединиться под единым началом.
    Далее, чтобы, если места будет недостаточно, авангард, вместе со стрелками, разместился бы так, как сказано выше, а главная баталия выстроилась позади его примерно в 50 или 60 шагах, и это по причине тесноты.
    Далее, чтобы после и позади этой баталии, на расстоянии выстрела из лука или около того, стали верхом 400 латников со своими слугами и 300 стрелков, упомянутых выше, и они составят арьергард, и так, чтобы, если кто-либо из вражеских всадников будет отряжен для удара в тыл нашим людям, их отбили как означенные латники, так и стрелки.
    [327] Далее, по совету Монсеньора [герцога], представляется желательным, чтобы означенные наши сеньоры маршал и прочие, кого он сочтет подходящим, в числе 16 или 20 видных, мудрых и отважных командиров из его авангарда, стали за баталией означенного авангарда, верхом, чтобы отправлять вперед некоторых, кто случайно смог оказаться позади, и чтобы каждый лучше исполнял свой долг, и (с ними) были бы некоторые дворяне, чтобы заполнять некоторые бреши, если те появлятся в баталии означенного авангарда.
   Далее, чтобы означенный монсеньор герцог устроил и решил, кому быть позади его баталии, чтобы, при необходимости, поступать так, как выше объяснено.
    Далее, чтобы обоим капитанам, отряженным к стрелкам, командиры отделений (chiefs de chambre) сообщили о числе стрелков, что под их началом прошли смотр, дабы те знали о количестве означенных стрелков (у них).
    Далее, чтобы, по возможности, и как можно быстрее, все обозные повозки были расставлены, прикрепленные друг к другу, позади арьергарда, чтобы усилить его, и чтобы это сделали те, кто ныне управляет обозом.

 Примечания

    1. Chronique anonyme [«Chronique des Cordeliers»] // Monstrelet E., de. Chroniques. T. 6. Ed. L.-C. Douët-d’Arcq. Paris, 1862. P. 239-240.
   2. Monstrelet E., de. Chroniques. T. 3. Ed. L.-C. Douët-d’Arcq. Paris, 1859. P. 214.
    3. Имена дворян: Chronique anonyme… P. 236-237; Chronique de Jean le Févre seigneur de Saint-Remy. T. 1. Ed. F. Morand. Paris, 1876. P. 308-309; Monstrelet E., de. Chroniques… T. 3. P. 214-215; Le Livre des trahisons de France envers la maison de Bourgogne // Chroniques relatives à l’histoire de Belgique sous la domination des ducs de Bourgogne. [T. 2.] (Textes français) Ed. Kervyn de Lettenhove. Bruxelles, 1873. P. 132-133. Численность отрядов: La Chauvelays J., de. Les armées des trois premiers ducs de Bourgogne de la Maison de Valois // Mémoires de l’Académie des sciences, arts et belles-lettres de Dijon. Ann. 1880 (1881). T. VI. P. 245-249. Также присутствовали в войске сеньор де Куш (61 латник и 5 конных стрелков), Жан де Вержи (55 латников, 41 конный стрелок, трубач и 2 менестреля), граф де Жуаньи (34 латника, 4 лучника, 2 трубача и 2 менестреля), Ги де Понтайе (40 латников и 9 конных стрелков), де ла Гиш (159 латников, 11 конных стрелков, 2 трубача и 2 менестреля), Ги де Бар (137 латников, 40 конных стрелков, 2 трубача, 3 менестреля) и Жак де ла Бом (см. ниже). Общий состав войска приведен в таблице:

 

 

Бургундские войска и наемники

Гвардия герцога

Фламандский контингент

Итого

Сеньоры Отеля (двора)

19

 

4 оруженосца

6068

Шевалье-баннере

50

Шевалье-башелье

119

1

Оруженосцы (включая 17 оруженосцев-баннере)

5721

154

Конные и пешие стрелки

4109

143

87 арбалетчиков и павезников

4339

Трубачи

57

57

Менестрели

54

3

57

Герольды

3

3

Священник

1

1

10525

     4. Весь этот день герцог провел в войске подле Версаля (Petit E. Itinéraires de Philippe le Hardi et de Jean sans Peur, ducs de Bourgogne (1363-1419). Paris, 1888. P. 435). Днем раньше бургундцы начали осаду Сен-Клу (Chronique du Religieux de Saint-Denys. T. 6. Ed. L. Bellaguet. Paris, 1852. P. 124).
    5. Chastellain G. Oeuvres. T. 1 (Chronique 1419-1422). Ed. Kervyn de Lettenhove. Bruxelles, 1863. P. 324-327. Not. 2. Исправления по изданию: Lannoy G., de. Oeuvres. Ed. C. Potvin. Louvain, 1878. P. 479 (параграф 5, где копиист пропустил имена двух оруженосцев – Клавен и Лабб).
    6. Vaughan R. John the Fearless: The Growth of Burgundian Power. London, 1979. P. 148-150. Автор опустил раздел о дисциплине в бою (§ 2) и тем самым изменил нумерацию глав ордонанса. М. Беннетт (Bennett M. The Development of Battle Tactics in the Hundred Years War // Arms, Armies and Fortifications in the Hundred Years’ War. Ed. A. Curry, M. Hughes. Woodbridge, 1999. P. 18) перевел пропущенную Воганом статью ордонанса.
   7. Lannoy G., de. Oeuvres... P. 478-479.
   8. Bennett M. The Development of Battle Tactics... P. 17-19 (подчеркивает влияние опыта Азенкура и указывает на эффективность подобного боевого порядка).
    9. См.: Verbruggen J.F. Un plan de bataille du duc de Bourgogne (14 septembre 1417) et le tactique de l’epoque // Revue internationale d’histoire militaire. 1959. T. 20. P. 443-451. См. также: Schnerb B. La bataille rangée dans la tactique des armées Bourguignonnes au début du 15e siècle: essai de synthèse // Annales de Bourgogne. 1989. T. 61. P. 5-32.
   10. DeVries K. John the Fearless’ Way of War // Reputation and Representation in Fifteenth-Century Europe. Ed. D.L. Biggs, S.D. Michalove, A. Compton Reeves. Leiden; Boston: Brill, 2004. P. 47. Неслучайно, что более 40% армии 1417 года составляли именно стрелки (Schnerb B. L’Etat bourguignon. Paris, 2005. P. 267).
    11. По сообщению автора «Книги измен…», в авангарде было 14 штандартов, в арьергарде – 11, а в главной баталии – 48 штандартов. Пожалуй, это единственные его численные данные, которые вызывают доверие. Этого нельзя сказать о его оценках количества воинов герцога – например, всю армию он «скромно» оценивает в 60-80 тыс. чел. (Le Livre des trahisons... P. 132). В «Хронике францисканцев»: 3600 латников и более 2000 лучников, а всего 200 тыс. чел. (с некомбатантами) и 150 тыс. лошадей (Chronique anonyme… P. 237). Даже добравшиеся до Нидерландов слухи говорят «всего» о 40 тыс. воинов (Chronique d’Antonio Morosini: extraits relatifs à l’histoire de France. T. 2. Ed. G. Lefèvre-Pontalis, trad. L. Dorez. Paris, 1899. P. 143). Зато стоит привести описание герцогской символики в той кампании (Le Livre des trahisons... P. 133). Штандарт герцога был алый с двумя «поясами» (диагональные полосы из угла в угол), одним белым, а другим – зеленым (как и черный, оба эти колера – ливрейные цвета герцога Жана), весь усыпанный золотыми рубанками (самая популярная эмблема герцога, принятая им в 1405 г.), с шинами, вдоль всего штандарта, и его девиз рассеян между «поясами» и в нескольких местах по штандарту. Девиз: Ic singhe (точнее, Ich singhe, «Я пою») (Hutchison E.J. ‘Pour le bien du roy et de son royaume’: Burgundian Propaganda under John the Fearless, Duke of Burgundy, 1405-1419. Ph.D. Thesis, University of York, 2006. P. 165). «Развернув свой штандарт, он надел в тот день и велел одеть тысячу человек в одинаковые облачения, а именно, рыцарей – в платья, отделанные золотом, как то, что надел он сам, а оруженосцев – (в платья), отделанные серебром».
    12. Оруженосец-баннере монсеньор де Сальнов: с ним 199 латников, 83 лучника, 2 герольда, 2 трубача и 3 менестреля. Эктор де Савёз: его брат Филипп де Савёз выставил отряд из 79 оруженосцев, 200 конных стрелков, трубача и священника. Оруженосец-баннере Жак де ла Бом: 74 латника, 7 конных стрелков, трубач. Сеньор де Гаспэн: данных нет. Оруженосец Жан де Женжен: 127 латников, 88 конных стрелков, 2 трубача и 3 менестреля. Оруженосец Шарль Лабб: 125 латников, 108 конных стрелков, 2 трубача. Клавен: оруженосец Клавен дю Клу, в его роте 63 оруженосца и 177 конных стрелков. Оруженосец Жан дю Клу: 136 оруженосцев, 25 конных стрелков, 2 трубача и 2 менестреля. Башелье шателен Ва: 156 оруженосцев, 124 конных стрелка, 2 трубача и 3 менестреля.

Категория: Военное дело | Добавил: Europa (27.12.2009) W
Просмотров: 912 | Теги: военное дело, история, Бургундия | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]