Приветствую Вас Гость | RSS

Эпоха Средневековья

Четверг, 15.11.2018, 18:37
Главная » Статьи » Военное дело » Военное дело

Военное дело балтийских славян. Часть 2

    Итак, балтийские славяне использовали как флот, так и кавалерию. Причем, умело комбинировали оба этих рода войск, как это описано, например, в саге о Магнусе Слепом и Харальде Гилли. Это, кстати, напоминает и военные походы русов в Xв., когда часть войска на кораблях движется водным путем, а вторая – конная – по берегу[76]. Также проходил и поход ободритов на Любек в 1147г.: Сам Никлот с морскими силами подошел к городу по реке Травне, а на суше действовали несколько конных отрядов.

    Вообще, балтийские славяне использовали различную тактику, в основном сводящуюся к двум типам: оборона укреплений либо битва в поле.

    Довольно часто при угрозе нападения и превосходстве противника в живой силе славяне отступали к укреплениям и крепостям, которые и обороняли, совершая постоянные вылазки. Так, например, был отбит крестовый поход 1147г., когда ободриты, во главе с Никлотом, уничтожив несколько своих крепостей, чтобы они не достались противнику, укрылись в крепости Добин. Также они действовали и в 1160г., закрывшись на этот раз в Вурле.

    Князь Мечислав скрывался в Зверине от лютичей.

    В 1139г. Прибыслав заперся в «укрепленных местах» от Генриха (граф Нордалбингии).

    Но, находясь в укреплении, славянские воины совершали при этом вылазки и тревожили вражеский лагерь. Во время осады Вурле, на вылазки водили воинов сначала сыновья Никлота, а затем и он сам. В одной из таких стычек он и погиб.

    Во время обороны Добина в 1147г. осажденные совершили на войско данов и «убили многих данов и удобрили землю их трупами»[77].

    В укрепленной Коренице укроются славяне во время вторжения Вальдемара на Руян[78].

    Во время войны саксов с сербами (сорбами), первые одержали победу, захватив Кезигесбург и «одиннадцать крепостей»[79].

    Иногда же, оставляли отряд, чаще конный, вне стен крепости, который, скрываясь например, в лесу регулярно тревожил вражеские тылы или лагерь, а также устраивал засады. Вот несколько примеров подобной тактики:

    «И он (Никлот) отправился с некоторым числом избранных людей и устроил засады в потаенных местах…»[80]

    Во время сопротивления сыновей Никлота в 1163г. «Прибыслав с некоторым числом конников скрылся в лесах, чтобы из засады убивать неосторожных»[81]. И он же «неожиданно приблизился и, напав на неосторожных, около сотни их уничтожил»[82]. Чтобы координировать действия находящихся в крепости и скрывающихся в лесу отрядами, да и для получения информации о противнике использовались разведчики (лазутчики)[83].

    Вообще, умение устраивать засады славянами отмечаются источниками уже с VIв. Из приведенных же выше примеров, видно, что часто использовали засады и балтийские славяне. Причем умело использовали засады и внезапные нападения не только на суше, но и на море, от чего часто страдали датчане.

    Но славянские войны не только обороняли укрепления, но и сами осаждали и штурмовали их. Во время борьбы за власть у ободритов князь из ранского рода Крутый (Крут) изгнал Будивоя (сына Готшалка), при этом «разрушив все крепости, которые доселе служили ему опорой»[84]. А Гельмольд рассказывает, как «войско славянское … в жаркой битве вторглось в крепость»[85]. В 40-60гг XIIв. ободриты будут неоднократно осаждать и брать приступом Любек.

    Но не всегда шла крепостная война. Часто славяне выходили на битву «в поле». В первую очередь это происходило, когда славяне были атакующей стороной, обычно в походах.

    Бывали полевые сражения и при обороне своей земли, при отражении набегов соседей. Так, славяне вместе с отрядом франков «нанесли сильный удар» и поражение саксам в битве на Святом Поле в 795г.[86]

    В 936г. с саксами сражаются в битве, но терпят поражение ратари.

    В Xв. Ободриты нападают на саксов и разбивают их войско, убив при этом их полководца – Гайка[87].

    В 1056г. лютичи загнали войско Маркграфа Вильгельма в болотистую местность и «поразили его на голову».

    Стоит упомянуть еще один момент, связанный с боями в поле – поединок. Часто битва начиналась с поединка, иногда им же и заканчивалась. Обычно, основным условием поединка источники называют решение конфликта «малой кровью», при этом проигравший либо уходит (если нападал), либо платит дань (если оборонялся). Даже если после поединка, битва все равно происходит, то воин, победивший в поединке, все же воодушевляет своих соратников. Балтийские славяне и их противники также прибегали к обычаю поединка. Приведем несколько примеров.

    Адам Бременский говоря об озере Агримесвидиль, рассказывает о камне, поставленном на месте поединка славянского и сакского воинов[88].

    Саксон грамматик, рассказывает о войне датчан со славянами во времена короля Рорика: «один из них (славян)… предложил Датчанам поединок»[89]. Причем поединок, по словам Саксона не закончился и после победы славянского война. На следующий день вновь состоялся поединок, против славянина вышел воин Убби. В поединке оба бойца погибли.

    В более позднее время, в 1032г. князь Мечислав польский идет против поморян. Перед битвой также состоялся поединок, в котором сражался поморянский воин и венгр на службе Мечислава – Бела[90].

    В 1034г. вновь сталкиваются лютичи и саксы. Дело и здесь решается поединком. И после победы славянского воина Конрад вынужден был уйти.   

    Итак, балтийские славяне умели действовать, как в обороне, так и в нападении. Но встает вопрос, как именно действовали? Конкретных данных о тактике балтийских славян очень мало. Одним из примеров, является уже приводимое описание совместных действий флота и кавалерии (и последующей осаде) в Саге о Магнусе Слепом, а также упоминание засад, в том числе кавалерийских. В этой связи ценно описание Гельмольдом битвы 6 июня 1164г, где сражались Ободриты, возглавляемые сыновьями Никлота и союзное войско герцога Генриха. По словам Гельмольда: «… показались поднимающиеся на холм клинья славян, состоявшие из бесчисленного количества как конных, так и пеших»[91].

    Здесь видно, что славяне применяли в сочетании не только флот и кавалерию, но и кавалерию и пехоту, более того, в боевом построении, напоминающем более поздний «клин» XIIIв. В этом бою славяне вновь попытались застать противника врасплох. Еще одним интересным моментом этого боя является применение славянами нескольких отрядов, которые вводились по мере необходимости.

    Итак, балтийские славяне применяли различные тактические действия: от оборонительной, с обороной крепостей и других укреплений, до наступательной с внезапными атаками и засадами; от морских и прибрежных битв до кавалерийских атак; от подсыла лазутчиков до вызова на поединок. И если на раннем этапе исследуемого периода мы видим войско как единое целое, редко упоминаются деления на отряды (иногда сами славяне составляли отдельный отряд союзного войска), то к концу периода, XIIв., балтийскими славянами применяется разделение на  различные отряды и использовании их в разные моменты боя, а также боевой порядок, в том числе комбинированный, такой как «клин».  

 

    Структура войска.

    Говоря о войске балтийских славян, Гильфердинг часто подчеркивает всенародный, ополченческий его тип. Связывается это, в первую очередь, с социальным устройством балтийских славян, особенно у лютичей. Но всенародное ополчение может применяться лишь в некоторых ситуациях – обычно при обороне родной земли. В военных же походах, особенно дальних (в том числе морских), ополчение не применяется. Да, конечно, в социальной жизни славян большое значение играло вече, народное собрание и старшина, управляющая жупами (областями) – жупаны или паны, но к описываемому периоду среди балтийских славян развит институт княжеской власти (или даже королевской, как на Руяне). Более того, именно князья выступают предводителями войска, организаторами походов и защитниками крепостей. Собственно, сами крепости также строят именно князья. Князья же окружены и предводительствуют дружиной, которая и являлась основной боевой силой в тот период. Поэтому, стоит поговорить именно о профессиональных воинах в армиях балтийских славян.

    Чаще в источниках встречается упоминание не дружины, а «лучших людей» или «благородных мужей»[92]. Видимо, под этим названием и подразумеваются профессиональные, ближние войны князя. Так Гельмольд пишет: «Вартислав и все благородные мужи славянские». Во время осады Вурле 1160г.: «сыновья Никлота, оставив коней и знатнейших мужей пришли к отцу»[93]. Тогда сам Никлот «отправился с некоторым числом избранных людей…»[94]. Эти «благороднейшие мужи» обычно конные, по крайней мере, к концу исследуемого периода. На Рюгене, например, количество лошадей показывало и количество дружинников.

    Более того интересно наблюдение Гильфердинга о избранных людях балтийских славян. Дело в том, что эти самые «благородные мужи» в некоторых землях балтийских славян имели довольно большое влияние и даже сами имели дружины. Так, например, было у руян. Есть упоминание о знатной вдове, муж которой при жизни «содержал при себе тридцать коней со всадниками, как дружину»[95]. Это известие может быть сближено по аналогии с устройством дружины на Руси, где выделяется «старшая дружина», т.е. бояре или ближние люди князя (те самые «благородные мужи»), которые и сами могли располагать военной силой.

    Есть и описание дружинника к концу описываемого периода. Так «благородный муж» являлся на службу «конно и оружно». Сами дружинники являлись на службу одни, «неся сам весьма ловко свой плащ и щит, и неутомимо исполняет таким образом всю военную службу». Военачальники и благородные люди (capitanei и principes соответственно) имеют нескольких оруженосцев[96].

    Но не всегда профессиональные воины были только в княжеских дружинах. Существовали и другие воинские формирования. К ним можно отнести храмовых воинов, как, например, уже упоминавшиеся триста всадников Арконы. Профессиональными воинами были и те, кто ходил в морские походы – «морские витязи». Как уже говорилось ранее, чаще всего с островов Руян и Фембра. К ним же можно отнести и воинские братства и, самые известное из них, братство йомсвикингов. Йомсвикинги  имели свое собственное укрепленное поселение – Юмна, с крупной гаванью, вмещающей до 360 судов, крупный военный флот (обычно в походах участвовали до 60 кораблей). В братство входили профессиональные бойцы в возрасте от 18 до 50 лет. (по саге о йомсвикингов было одно исключение, для сильного бойца Вагна, внука Пальнотоки, которого приняли в братство в 12 лет)[97].

    Итак, войско балтийских славян состояло в первую очередь из профессиональных воинов – княжеских дружинников и «благородных мужей» с оруженосцами и личными дружинами, иногда подкрепленные ополчением племен либо жуп, либо охочими людьми.    

                 

    Часть III. Вооружение.

 

    Оружие: меч и копье.

    О воинственности и храбрости славян говорят практически все источники. Гораздо меньше они говорят о вооружении славянских воинов. Чаще всего встречаются такие определения войска, как «сильное людьми и оружием». Но есть и более конкретные сведения. Так основным оружием славянских воинов являлся меч. Приведем несколько примеров о применении мечей славянами.

    Еще в VIIIв. славянский князь Лаврита (Лавристан) отвечал послам хазар: «пока существуют мечи и война».

    В уже приводимом  описании высадки воинов Святослава Львом Диаконом упоминаются мечи: «обнажили мечи». А во время вылазки на осадный парк византийцев под Доростолом русы изрубили Иоанна Коркуаса «своими мечами и секирами»[98].

    Гильфердинг (с ссылкой на Саксона Грамматика) описывая славянских воинов в битве при Бравалле, упоминает «чрезвычайно длинные мечи»[99].

    Ибн Фадлан при описании русов говорит: «с каждым из них (имеется) секира и меч, и нож». Он же  дает и описание этих мечей: «мечи их плоские, с бороздками, франкские»[100]. «Франкские» - в первую очередь, говорит о типе мечей и их внешнем виде. Они представляли собой прямые мечи с длиной клинка до 90 см., с одним или несколькими долами, с рукоятью с довольно массивным «яблоком», предназначенные, в первую очередь, для рубящих ударов. Так же термин «франкские» может означать меч с территории Франкской империи, либо, в более позднее время, Европы вообще. Именно Франкская держава была главным экспортером мечей, в том числе «фирменных» или именных мечей, т.е. несущих на своих клинках имена мастеров. Франкские мечи были широко распространены на территории балтийского региона. Но, судя по всему, производились мечи и в землях славян. Еще один арабский автор, таможенник Ибн Хордадбег упоминает виденных им купцов русов (славян из славян), которые помимо прочих товаров привезли мечи, которые вывозят из дальней страны славян.[101] Данный тип мечей был распространен в эпоху викингов, как на территории балтийских славян, так и их соседей: в землях пруссов, на Руси, в Польше.

    Меч у балтийских славян был главным оружием. Об этом говорит и то, что меч часто является атрибутом богов. Например, об идоле Святовита в Арконе: «Из них вызывал удивление заметной величины меч, ножны и рукоять которого, помимо превосходного резного декора, украшали серебряные детали»[102]. Идол Ругевита в Коренице имел семь мечей «подвешенных к его боку» и «восьмой, обнаженный, бог держал в руке»[103]. Там же в Коренице хранилось различное вооружение, в том числе и мечи.

    При описании войн и походов балтийских славян, особенно в конце описываемого периода (конец XI-XIIвв.) упоминание мечей и воинов ими вооруженных встречаются часто. Так Прибыслав (сын Никлота) обращался к защитникам Миклинбурга: «я всех вас перебью острием меча»[104]. В 1163г. он же, проиграв борьбу и, сдаваясь Генриху, пришел «держа меч свой на голове своей»[105].

    Естественно, что на протяжении периода форма и типы мечей менялись, но, как и ранее, мечи балтийских славян соответствуют европейским аналогам.  

    Помимо меча, славянские воины использовали и другие виды вооружения, в том числе, широко использовали копья, причем не только простые, но и знатные воины и даже князья.

    Разговор о копьях стоит начать с описания русов и Доростольского сидения. Лев Диакон несколько раз упоминает копья у воинов Святослава. Например, когда убили Иоанна Коркуаса, то тело его изрубили, а «голову водрузили на копье», поступив с ним, «как с жертвенным животным»[106]. Здесь интересно, не только упоминание копья, но и сам ритуал, полная параллель которому находится как раз у балтийских славян. Так Адам Бременский говорит: «…варвары отрубили ему (епископу Иоанну) руки и ноги, тело выбросили на дорогу, голову же отсекли и, воткнув на копье, принесли ее в жертву своему Радигосту в знак победы»[107].

    Как уже говорилось, копья использовали и знатные войны и князья, причем как в пешем так и конном бою. Так, с копьем атаковал князь руян Яромир. В XIIв. князь ободритов Никлот воевал с копьем на коне.

    В битве славян с датско-норвежским войском Магнуса упоминается славянский воин Регбус, сражавшийся с «копьем в каждой руке»[108].

    Копья применялись для обряда гадания в Арконе и Радигосте.

    Форма наконечников копий разнилась от узких граненых до широких листообразных. Популярна была рогатина имеющая также несколько типов. Первый тип имел широкий и длинный наконечник, позволяющий не только колоть и наносить рубящие удары. Подобные рогатины упоминаются в сагах и имеют археологическое подтверждение. Второй тип наконечника имеет меньшие размеры и расположенную ниже самого наконечника перекладину.  Само копье было, видимо, в рост человека. Большим по размеру копьем было не удобно работать в пешем бою (тем более в каждой руке) или на корабле. Более того, встречаются упоминания, когда копья метались в противника. Это могли быть как собственно копья, так и дротики – сулицы. Об использовании славянами дротиков источники упоминают уже в раннее время (V-VIвв.). Войны Святослава во время обороны Преславы и Доростола бросали во врага «камни и копья»[109].

           

    Защитное вооружение.

    Помимо оружия наступательного, использовалось и оборонительное вооружение: щиты и доспех. В источниках часто встречаются свидетельства использования славянами щитов, но, к сожалению, о их форме сведений мало. Рассмотрим несколько примеров.

    «[Клирик Дитрик] вбежал в само святилище и, увидев золотой щит, прикрепленный к стене и посвященный Яровиту, их богу войны…»[110]. Есть и другое более подробное описание этого щита: «На стене висел щит удивительной величины, искусной работы, золотым листом обтянутый…»[111].

    Лев Диакон несколько раз упоминает и описывает щиты русов. Так он говорит: «но тавры стремительно выпрыгнули из челнов, выставив вперед щиты…»[112]. Или «Но все же они схватились за оружие, покрыли плечи щитами (щиты у них прочны и для большей безопасности достигают ног), выстроились в грозный порядок»[113]. И он же: «тавроскифы вышли из города и построились на равнине, защищенные кольчугами и доходившими до самых ног щитами»[114].

    В битве при Бравалле славянские войны вооружены «маленькими щитами медного цвета»[115], причем использовали их только для защиты от метательного оружия противника. В рукопашном же бою, эти щиты забрасывались за спину.

    Славянские всадники приходили на службу «ловко неся свой плащ и щит».

    Итак, щитами славяне пользовались, но какова была форма этих щитов?  Самым распространенным типом щита на тот период был деревянный круглый щит, диаметром до метра, с металлическим умбоном в центре. Но, как видно из приведенных выше примеров, щиты имели различные размеры и форму. Особый интерес вызывает описание русских щитов у Льва Диакона. Здесь предположительны несколько вариантов. Такой щит мог представлять собой «каплевидный». Но подобная форма щитов распространяется почти на век позже описываемых событий. Щит мог иметь и прямоугольную форму. Такими часто изображают щиты славян западные авторы (например, на реконструкции А. Макбрайта «Восточный викинг»[116]), но подобная форма щитов для данного периода не зафиксирована ни археологическими, ни изобразительными источниками. Применительно к славянам есть упоминания «крепких труднопереносимых» щитов. Но данные сведения относятся к более раннему периоду и описывает осадные щиты.

    Щит был основным защитным вооружением славянских воинов, но не единственным. Применялись и различные виды доспехов и шлемов. Балтийскими славянами могли применяться различные типы шлемов, в том числе и шлемы, применяемые соседними народами, как купленные, так и трофейные. Так во многих славянских храмах хранилась часть добычи, отдаваемая туда после военных походов. Среди этой добычи, например в Коренице, хранились помимо различных богатств «шлемы, мечи, кольчуги и всякого рода оружие»[117]. В одной из битв славянский воин Регбус был в шлеме, который защитил его от удара по голове.

    Но, судя по всему, чаще применялся тип шлема распространенный на многих славянских землях: на Руси, в Польше. К подобному типу относится ряд шлемов найденных на территории Руси и Польши. Это, в первую очередь шлем из «Черной могилы» и шлем из Таганчи; а также польские шлемы из Гожухи, Гича (в Гиче же найден и хорошо сохранившейся меч), Фридрихсберга и некоторые другие. Они представляли собой шлемы сделанные из нескольких (четырех) пластин, имеющих втулку для плюмажа, «на боковых пластинах – квадраты», а на месте стыков – «латунные планки»[118].

    Помимо шлемов использовался и доспех, защищающий корпус. Применение доспехов славянами не вызывает сомнений. Титмар Мерзербургский говорит об идолах балтийских славян: «…внутри же стоят боги рукотворные, с вырезанными на каждом именами, грозно облаченные в шлемы и кольчуги»[119]. В Коренице среди хранящейся там добычи были и шлемы и кольчуги.

    Самым распространенным (металлическим) типом доспеха была кольчуга. Для исследуемого периода характерна, так называемая, короткая кольчуга, доходящая до бедра и имеющая короткие рукава (до локтя). Уже упоминаемый воин Регбус помимо шлема был защищен «короткими латами»[120]. Здесь возникает вопрос: была ли это кольчуга или другой тип доспеха? Во-первых, сам термин «латы» вряд ли обозначает кольчугу. Во-вторых, в один момент битвы «бедро у него раскрылось под латами»[121]. Конечно, это могла быть кольчуга, которая при наклоне приподнялась и открыла бедро. Но мог быть и другой тип доспеха – пластинчатый, «юбка» которого и разошлась, открыв уязвимое место славянского война.

    Пластинчатый доспех известен славянским народам издревле, свое распространение он, видимо, находит с приходом авар. Известны находки пластин – элементов пластинчатого доспеха датируемые VIIв[122]. Применительно к балтийскому региону, известен пластинчатый доспех из Бирки, имеющий, видимо, восточное происхождение[123]. Подобный доспех мог быть и у Регбуса в битве с Магнусом Норвежским.

    Балтийские славяне, ведя постоянные войны, часто характеризуются как «сильные людьми и оружием». И, как видно, оружие это было действительно разнообразным, как наступательное, так и защитное. Вооружаются славянские воины мечами, копьями и другим оружием (топоры). Основным защитным вооружением является щит, а также используются шлемы и различные типы доспеха – кольчатые и пластинчатые.

 

    Знамена балтийских славян.

    Стоит упомянуть еще один момент, относящийся не к вооружению, а скорее снаряжению – знамена. О наличии флагов у балтийских славян сохранились некоторые сведения. Титмар говорит о знаменах славян: «Знамена их, кроме как в случае похода, причем пешего, никогда не трогаются»[124]. Он же описывает и сами знамена, в одном из таких походов: «Богиня лютичей, изображенная на знамени» и «когда хотели перейти Мильду, то другую богиню в сопровождении 50 воинов потеряли»[125]. Здесь интересно сведение об изображении на знаменах богини.   А в житие Оттона говорится, что во время праздника весь город был увешан знаменами[126].

    Вообще, в балтийском регионе были распространены несколько типов знамен. Первые представляют собой бронзовая, иногда позолоченная, пластина разме рами около 40X30 см, подвижно прикреплявшаяся к древку короткой стороной. К закругленному краю пластины крепилась бахрома. Второй тип представлял  «матерчатое или кожаное полотнище с бахромой по противо положному древку краю»[127].




Примечание:

[1] Павинский А. «Полабские славяне» С.Петербург 1871г. с.28
[2] Эйнгард. Анналы
[3] Павинский А. «Полабские славяне» с.28. По другим данным потери саксов составляли 2950 человек.
[4] Эйнгард. Анналы
[5] Павинский А. «Полабские славяне» с.30
[6] Там же с.32
[7] Рудольф, Фульдские анналы.
[8] Павинский А. «Полабские славяне» с.57
[9] Ведукинд Корвейский
[10] Там же I, 34
[11] Бранибор был взят в 929г.
[12] Павинский А. «Полабские славяне» с.69.
[13] Титмар , I, 6
[14] Павинский А. «Полабские славяне» с.71
[15] Видукинд II, 20
[16] Там же
[17] Павинский А. «Полабские славяне» с.76
[18] Там же, с.81. Шафарик дает название 
Swetlastrana
[19] Павинский А. «Полабские славяне» с.84
[20] Там же.
[21] Видукинд III. 59
[22] Видукинд III. 60. 64 
[23] Видукинд III. 69
[24] Епископ Вагон 974-976гг.
[25] Павинский А. «Полабские славяне» с.106
[26] Титмар III. 10
[27] Павинский А. «Полабские славяне» с.114
[28] Павинский А. «Полабские славяне» с.128
[29] Там же. Об устройстве дружины см. у Саксона Грамматика.
[30] Там же с.130
[31] Там же с.138
[32] Там же с.138. Павинский ссылается на 
Wipo. Vita. 33., также как и при рассказе о поединке саксонского и славянского воинов.
[33] Там же с.139 Со ссылкой на Annal. Augustan.
[34] Павинский А. «Полабские славяне» с.145 с ссылкой на Гельмольд I. 25
[35] Павинский А. с.146 
[36] Там же.
[37] Там же с.147 Смилово Поле или Smilowe, затем Schmilau.
[38] Павинский А. с.149.
[39] Послание Бернарда из Клерво 1147. Boczek Codex diplom. Moravie. I. 253
[40] Гельмольд. I. 63
[41] Павинский А. с.160 со ссылкой на Chronica M. Seressi. 19
[42] Гельмольд II. 2.3.4.
[43] Гильфердинг А.Ф. История балтийских славян. С.-Пб. 1874г. 135
[44] Гильфердинг А.Ф. История балтийских славян. С.-Пб. 1874г. 133-134.
[45] Гельмольд  
[46] Янин В.Л., Алешковский М.Х. Происхождение Новгорода (к постановке вопроса) Вопросы по История СССР, №2, М.-Л., 1971, стр. 32-61
[47] Там же.
[48] Гильфердинг А.Ф. История балтийских славян. С.-Пб. 1874г. 135 с ссылкой на Саксон Грамматик 822
[49] Гельмольд I. 25.
[50] Например, Гильфердинг А.Ф. в своей Истории балтийских славян. Или Прозоров Л.Р. Святослав.
[51] Сага об Олафе Трюгвассоне
[52] Монах Прифлигенский Житие Оттона.
[53] Гедеонов … а также Прозоров Л.Р. Святослав.
[54] Помимо арабских авторов упоминающих это название, данный термин рассматривали многие исследователи. См. например, Гедеонов Варяги и Русь.
[55] Молчанова А.А. Балтийские славяне и Северо-Западная Русь в раннем средневековье. М.2008
[56] Сага обо Олафе Трюгвассоне.
[57] Сорокин П.Е. Судостроительная традиция северо-западной Руси в средневековье
[58] Там же.
[59] Лев Диакон 
[60] Сага обо Олафе Трюгвассоне
[61] Там же.
[62] Гельмольд I. 36.
[63] Гильфердинг А.Ф. История… с.26 с ссылкой на Адам Бременский IV. 18.
[64] Гильфердинг А.Ф. История… с.27 с ссылкой на Сага об Олафе Трюгвассоне.
[65] Гельмольд II. 13.
[66] Там же.
[67] Гильфердинг А.Ф. История… с.28
[68] Саксон Грамматик под 1168г.
[69] Сага о Магнусе Слепом и Харальде Гилли.
[70] Павинский А. с… с ссылкой на Видукинд Корвейнский.
[71] Гельмольд I. 16
[72] Саксон Грамматик 1168г.
[73] Гельмольд I. 36.
[74] Гельмольд I. 92.
[75] Там же.
[76] ПВЛ под г.
[77] Гельмольд I. 65.
[78] Саксон Грамматик, Книтлинг сага.
[79] Вертинские анналы под 839г. Приводится по Хрестоматия по истории южных и западных славян. 
[80] Гельмольд I. 87.
[81] Гельмольд I. 92.
[82] Там же
[83] Гельмольд II. 4.
[84] Павинский А. с.146. и Гельмольд I.24.
[85] Гельмольд. I. 92.
[86] Павинский Полабские славяне с.28 с ссылкой на Эйнгарда Анналы.
[87] Павинский А. Полабские славяне с.76. 
[88] Адам Бременский II. 15
[89] Саксон Грамматик 132.
[90] Гильфердинг А.Ф. История… с.461. 
[91] Гельмольд II. 4.
[92] Часто такие определения встречаются у Гельмольда. 
[93] Гельмольд I.87
[94] Там же. 
[95] Гильфердинг А.Ф. История… с.89-90.
[96] Гильфердинг А.Ф. История… 
[97] Сага о йомсвикингах. 
[98] Лев Диакон. 
[99] Гильфердинг А.Ф. История… с.452 
[100] Ибн Фадлан. 
[101] Ибн Хордадбег Книга путей и стран. 
[102] Саксон Грамматик История Дании под 1168г. 
[103] Там же.
[104] Гельмольд II.2.
[105] Гельмольд I.92. 
[106] Лев Диакон 
[107] Адам Бременский Десния гамбургских епископов. III.51.
[108] Гильфердинг А.Ф. История… с.452. 
[109] Лев Диакон 
[110] Эббон Житие Оттона епископа Бамбергского. III.8.
[111] Герборд Житие епископа Оттона III.6. 
[112] Лев Диакон 
[113] Там же
[114] Там же
[115] Гильфердинг А.Ф. История… с.49 с ссылкой на Саксона Грамматика  
[116] Хинт И. Викинги. (худ. Макбрайт А) 
[117] Сага о Книтлингах. 
[118] Бохеньский З. Польские шишаки раннего средневековья. (реферат Колчев В., пер. с польского Чувильская К.) 
[119] Титмар VI.17 
[120] Гильфердинг А.Ф. История… с.452
[121] Там же.
[122] Лупиненко Ю. Пластинчатый доспех восточных славян VII-Xвв.
[123] Там же 
[124] Титмар VI.17. 
[125] Титмар VII.47.
[126] Эббон Житие Оттона III.3. 
[127] Кулаков В.И. Знамена дружин балтийского региона (материал взят с сайта Кауп)

Категория: Военное дело | Добавил: Europa (27.12.2009) W
Просмотров: 1932 | Теги: славяне, военное дело, история, Прибалтика | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]