Приветствую Вас Гость | RSS

Эпоха Средневековья

Воскресенье, 21.07.2019, 03:19
Главная » Статьи » Военное дело » Военное дело

Армии Английских гражданских войн (1642-1649). Вооружение. Часть 1

Армии Английских гражданских войн (1642-1649). Вооружение.

    С началом военных действий в 1642 г. выяснилось, что в стране недостаточно оружия, чтобы снабдить всех тех, кто решил сражаться за короля. Запасов на складах ополчения, а также частных коллекций не хватало для многотысячной армии (а то, что было, находилось преимущественно в жалком виде). В результате при Эджхилле (23 октября) некоторые солдаты Карла I держали в руках немного переделанные крестьянские орудия труда либо просто крепкую палку. Поскольку в те дни дворяне и джентльмены обычно владели собраниями оружия, немало роялистов облачились в доспехи и оружие времен Войны Алой и Белой Розы, Флоддена, в лучшем случае – эпохи Испанской армады. Что до войск парламента, то в их распоряжении изначально находились огромная оружейная палата Тауэра в Лондоне и арсеналы Гулля. Учитывая и  массовые закупки вооружения за границей, их армии внешне более соответствовали требованиям времени.

    Пехота
    Основным оружием английского солдата времен Гражданских войн был фитильный мушкет (эффективный на расстоянии примерно 100 м) или длинная пика. Солдаты с кремневыми мушкетами (firelocks) составляли отдельные роты и предназначались для охраны артиллерийского обоза (1-2 роты на армию для этой цели), «во избежание опасности, которую может представлять уголек от фитиля», а также для караульной службы – в апреле 1660 г. Монк велел 4 ротам своего полка, стоявшим в Тауэре, сменить фитильные мушкеты на кремневые. Часть солдат нескольких роялистских полков (Перси и Проджера, например) тоже получила кремневые мушкеты – 60 их выдали 13 февраля 1645 г. полку сэра Генри Бэрда. Их примеру следовали и парламентарии: три роты полка Эссекса, рота в полку лорда Питерборо в 1642 г., в ноябре 1643 г. полку Эдварда Харли выдали 800 мушкетов, из них 150 с кремневым замком. Ферфакс счел кремневый замок столь полезным, что в 1647 г. предложил распустить свою лейб-гвардию и образовать вместо нее целый полк с кремневыми мушкетами, и Лейб-гвардии принца Руперта и его брата Морица тоже были вооружены таким оружием в Первую Гражданскую войну.
    Фитильный замок был для боевого использования надежнее, но имел ряд недостатков: необходимость постоянно передвигать сгорающий фитиль (примерно за 6 минут сгорал 1 дюйм), большое количество затравочного пороха (Тернер – «мушкет требует половину веса своей пули в затравочном порохе и две трети обычного пороху, то есть один фунт затравочного пороху на два фунта свинца, и два фунта обычного пороха на три фунта свинца»), невозможность длительного прицеливания и полная зависимость от непогоды. Наконец, огромные затраты фитиля в бою или во время осады: в Лиме 1500 солдат расходовали «каждый день и ночь почти 1/4 большой бочки (весом 5 центнеров [254 кг]) фитиля» (1644 г.), а в Стаффорде пехоте гарнизона по этой же причине даже выдали на каждые 20 солдат по 5 кремневых мушкетов. Как-то раз фитиль пришлось срочно готовить перед битвой при Раундуэй-Даун из веревок, собранных со всех кроватей Девизеса! Кроме того, демаскирующий огонь и дым фитиля ночью выдавал приближение войск, и по этой причине «многие секретные предприятия не удались», отмечает сэр Джеймс Тернер. При ночных штурмах укреплений вследствие этого нередко использовали солдат с кремневыми мушкетами.
    Война в Ирландии, с ее засадами, осадами и стычками, способствовала распространению кремневого замка, позволяющего приблизиться к противнику незамеченным. В начале 1642 г. каждая пятая рота пехоты, предназначенная для отправки в Ирландии, должна была иметь кремневые мушкеты, и в полку Лорда-Наместника состояло 400 солдат с кремневыми мушкетами и 1500 с обычными фитильными образцами и пиками. Вдобавок, еще две роты с кремневками, капитанов Сэндфорда и Лэнгли, уже находились в Ирландии (обе роты потом уплыли в Британию и сражались на стороне короля в Чешире). Горцы-роялисты маркиза Монтроза (например, Макдоннелы при Типпермуре 1 сентября 1644 г.) и часть английских ополченцев были вооружены тисовыми длинными луками (причем горцы удивительным образом нередко сочетали лук с мушкетом!), которые английская армия применяла еще в 1627 г. Графство Эссекс в ноябре 1643 г. планировало создать роту лучников, а в Герефорде годом ранее была действительно образована рота лучников и пикинеров. Кроме эпизодического применения в военных действиях, луки использовались для доставки посланий в осажденные города, а для поджога их употребляли горящие стрелы, запущенные как из лука, так и из мушкета.
    Экипировку мушкетеров, основной массы пехотинцев Гражданских войн, согласно «Инструкциям для сбора» 1638 г. составляли, кроме мушкета с шомполом (длина ствола у оружия 4 фута и калибр 12 пуль на фунт соответствовали рекомендациям Келли 1627 г. и указу Карла I от 1632 г.), «сошка, бандельер, шлем, добрая шпага, пояс и крюки [разновидность шпаги]». (Хотя от ополченцев требовали наличия шлема, немногие мушкетеры носили его в войну, и то в начале ее; впрочем, кавалерийские шлемы показаны на одном изображении королевских мушкетеров 1643 г.) Обычно длина ствола мушкета составляла 4,5 фута (1,4 м), тогда как более легкая «кулеврина» (синоним для ранней аркебузы) располагала стволом в 1,1 м. Предпринимались и попытки стандартизации, как в 1630 г. (ствол 122 см) и в 1639 г. (ствол 1,1 м, вес оружия 4,6-5 кг) – длинный мушкет «лучше, ибо он стреляет дальше» (Тернер). Но именно в последнем году Военный Совет заказал 5000 мушкетов со стволами в 1,4 м и весом 6,4 кг, плюс вдвое больше экземпляров весом 5,4 кг (и со стволом длиной 1,1 м). Король в 1643 г. приказал, дабы «мушкеты все были одного калибра, пики – (одной) длины», но даже это требование относилось только к будущим поставкам нового оружия.
    Приклад или старого типа, искривленный, или более современный прямой, который прикладывали к правому плечу. Для выстрела мушкет клали на сошку из ясеня или другого прочного дерева, с железным наконечником и своеобразной вилкой (U-образной формы) на другом конце. Стоимость ее в 1632 г. составляла 10 пенсов (мушкет тогда же обходился в 15,5 шиллингов). Хотя в 1639 г. ее выдавали со складов ополченцам для Шотландской кампании, десять лет спустя подполковник Ричард Элтон отмечал, что «наши подставки мало или вовсе не используются во время перестрелки». Это было связано, прежде всего, с распространением облегченного мушкета (1640 г.), с длиной ствола всего 3,5 фута. Ему не требовалась сошка, почему с 1643 г. она постепенно исчезает из английских армий. Ни один документ не упоминает в Оксфордской армии подставку для мушкета. Ее окончательной отмене помешало то обстоятельство, что в годы Гражданских войн на континент завозили большое количество старомодных и устаревших мушкетов с континента, в стрельбе из которых без подставки было не обойтись. Да и качество подобного оружия оставляло желать лучшего. Капитан короля Джон Стрэчан жаловался в марте 1644 г.: «Мушкеты, здесь их примерно 1000. Я уверен, они 3 или 4 разных калибров, одни пистолетного калибра, другие карабинного калибра, третьи это небольшие охотничьи ружья, и все старый хлам…».
    В истории Первой Гражданской войны несколько раз упоминается об удачных действиях «снайперов», отличных стрелков, вооруженных нарезными «охотничьими ружьями», целью которых была охота за вражескими командирами и орудийными расчетами. Видимо, с этой целью в 1652 г. было заказано 500 охотничьих ружей (ствол 1,5 м длиной) для кампании в Шотландии, и Монк даже предлагал включить в каждую роту по шесть человек с такими ружьями, чтобы действовать на флангах и отстреливать вражеских офицеров. Колесцовые и даже нарезные мушкеты могли также использоваться офицерами.
    Армия Новой Модели в 1645 г. закупала мушкеты и длиной 4 фута (5150 штук), по большей части с фитильными замками (16250 мушкетов, стоимостью в среднем по 10 шиллингов). Но Новая Модель вооружалась и кремневыми ружьями (по 15 шиллингов 6 пенни), и всего армия приобрела их свыше 3300 штук – для охраны обоза, драгун, часовых (с этой целью в 1650 г. роте полка Уолтона отпустили 66 фитильных и 6 кремневых мушкетов). В битве в Дюнах (14 июня 1658 г.) сражались 400 стрелков с кремневками в составе авангарда. Известны и «мушкеты-бастарды» – их называли так из-за нестандартного калибра ствола.
    Бандельер представлял 12 (или больше, в пределах 15) пороховых зарядов (примерно по три драхмы) в кожаных, оловянных или деревянных трубках. Трубки крепились (вместе с мешочком для пуль, проволокой для чистки запального отверстия, часто с масленицей, одной или двумя пороховницами – в одной хранился более качественный порох для мушкетной полки, а вторая про запас, если закончатся заряды в трубках) на кожаный ремень через плечо. На марше по сильному ветру эти трубки стучали так, что издалека выдавали приближение части и даже заглушали приказы! Более того, при случае они даже возгорались, нанося ущерб носителю. Два-три ярда фитиля обматывали кругом ремня. Полк графа Нортгемптона в ноябре 1642 г. получил на каждого солдата полный бандельер – 41 кг пороха и 82 кг пуль на 180 человек; также в каждой роте мешки с порохом (до 100 зарядов каждый). У роялистов в Оксфордской армии нередко встречались вместо бандельеров дешевые кожаные «пороховые сумки», где хранились бумажные патроны. Такие патронные сумы с пороховницей подвешивали к поясу. Граф Оррери тоже рекомендовал набрюшные патронные сумы из олова (вместо деревянных, которые могут попасть под дождь) для готовых патронов, и носить их или поверх мундира, или под ним. Монк советовал, если бандельер недоступен, иметь 12 патронов в правом кармане, а в других карманах – дюжину пуль. Но Дэвис порицал такую манеру англичан таскать боеприпасы в карманах, попутно предложив водонепроницаемые трубки для фитиля, изобретенные Морицем Оранским. Тернер внес свою лепту, упомянув используемые в Германии водонепроницаемые мешочки для патронов. На марше замок мушкета обматывали тканью.
    Среди 25200 комплектов, заказанных для Новой Модели в 1645-1646 гг., перечислены 4000 бандельеров с зарядными трубками из «прочной двойной пластины, крышечки из того же материала, веревочки из бечевки и с добрыми ремнями» (январь 1646 г.). Такие стоили по 20 пенсов (в 1629 г. стоимость бандельера составляла 2 шиллинга 6 пенсов). Наконец, в апреле приказано изготовить сначала 2000, а потом еще не менее 4000 бандельеров, с трубками зарядов из дерева, не просверленными, с колпачками деревянными, причем трубки всегда «красились в синий (цвет), с сине-белыми веревочками, с прочными, простроченными и добрыми ремнями». Образцы таких синих бандельеров хранятся в ряде коллекций оружия в Англии. В апреле 1649 г. государство заплатило за «1000 ожерелий бандельеров, покрашенных в синий маслом» и еще за 1000 бандельеров, окрашенных в черный цвет, но неизвестно, кому их выдали.
    Лорда Горинга обвиняли в том, что его солдаты пользовались при осаде Колчестера (1648) отравленными пулями или «разжеванными пулями, закатанными в песок», и другие роялистские генералы якобы использовали «грубо отлитые пули неправильной формы». При необходимости могли стрелять даже камнями.
    В небольшие пехотные ранцы (snapsacks), заплечные мешки, клали запасную одежду и обувь, продовольствие (обычно на 3-5 дней) и все, что солдат смог награбить на своем пути. Тернер советует провизию в таком составе: «ежедневно два фунта хлеба, фунт мяса, или вместо него фунт сыра, бутыль вина, или вместо нее две бутыли пива. Этого достаточно…». Каждый солдат шотландской армии в 1644 г. нес в ранце овсяной муки на 10 дней (и еще на 10 дней – в обозе). Армия Новой Модели в декабре 1645 г. заказала 6000 штук, «широких и из доброй кожи», по 8 шиллингов за десяток. Возможно, были и холщовые ранцы. Нет никаких указаний на выдачу солдатам фляг – основная причина неудач в Вест-Индии в 1655 г., когда солдаты генерала Венеблза умирали от жажды, требуя снабдить их «кожаными флягами» или «кувшинами». Впрочем, пиво и сидр обычно отпускали в «горшках» или «бутылях», и вполне возможно, что в походе применялись и другого рода предметы для содержания для жидкости, но уже за счет самого солдата.
    Холодным оружием служила шпага на перевязи, но при формировании армии для отправки в Ирландию (1642 г.) их выдавали коннице и пикинерам, но не стрелкам. (Впрочем, 10 октября 1642 г. рота firelocks капитана де Бойза армии Эссекса получила, по штату обычной пехотной роты, 100 мушкетов и 100 шпаг.) И Кларендон сообщает, что при Эджхилле «пехота вся, кроме трех или четырех сотен, которые шли вообще без оружия, кроме дубинки, была вооружена мушкетами и мешочками для пороха, и пиками; но во всей массе едва ли был пикинер с нагрудником или мушкетер со шпагой». (Напротив, в пехоте принца Руперта «очень многие были без оружия, кроме шпаг» – 1644 г.) Тернер пишет: «Шпага пешего солдата, по большей части крайне грубая. Лучше снабдить их топорами…». Оррери около 1660 г. показывает, что немногие пикинеры или мушкетеры вообще носят шпаги, хотя Новая Модель заказала 12400 штук в 1645 г. В рукопашной мушкетеры все равно не использовали пик и, что было типично для англичан, орудовали прикладами. (С этой целью на прикладах пытались устраивать острия или даже скрытые клинки, но они оказались опаснее для владельцев, чем для врагов.) При Нейзби пехота Ферфакса «напала на них с прикладами мушкетов и так разбила их». В битве в Дюнах герцог Йоркский столкнулся с пехотой англичан, «но мы избежали большой опасности, как прикладами своих мушкетов, так и залпом, который они дали».
    Пика считалась в Англии «почетным оружием» (Элтон), достойным джентльмена, ибо копья и пики человечество использовало в войнах «много сотен лет до того, как оно познакомилось с мушкетом». Также военные теоретики полагали, что пикой следовало вооружать «самых высоких, больших и сильных людей», которые к тому же «лучше переносили бремя их защитного вооружения». Сама пика, писали Джордж Монк и Тернер, должна быть длиной 18 футов (5,5 м), Оррери советует пику в 16,5 футов (5 м) с древком из ясеня, ромбовидным наконечником и железными полосами усиления длиной 4 фута (1,2 м). Другие, однако, советовали 15-футовое оружие (4,6 м), и сам Тернер признавал, что «немногие превышают пятнадцать (футов)» (и многие простые солдаты еще больше их укорачивают). Длина пик могла варьироваться в одном и том же полку. «Инструкции для сбора» (1638 г.) гласят: «пикинер должен быть вооружен пикой семнадцать футов длины, наконечник и все; (диаметр древка должен быть 1 3/4 дюйма, наконечник стальной, длиной 8 дюймов, широкий, прочный и заостренный; щечки длиной 2 фута, хорошо приклепанные; нижний конец с железным кольцом) горжет, наспинник, нагрудник, набедренники и шлем, добрая шпага длиной 3 фута, с острым и крепким острием, с поясом и крюками». Под «щечками» имеются в виду стальные полосы (2-4 фута), прибитые к древку ниже наконечника – чтобы не обрубили шпагой в бою. Дэвис рекомендует крепить у острия и посредине древка кисти, для защиты от воды, которая во время дождя будет струиться вдоль древка.
    К 1642 г. стандартом стали 16-футовые пики (4,9 м), диаметром 1,5 дюйма, которые закупали для армии парламента. Несомненно, в войсках (судя по примеру Ирландской кампании) их укорачивали еще на 1-2 фута для удобства, невзирая на контроль офицеров. По некоторым данным, для штурма фортификаций пехота получала 6-7-футовые полупики вместо своих громоздких пик. Но и в 1645 г. (когда было заказано 8800 экземпляров), и в 1657 гг. Армия Новой Модели закупала пики «из доброго ясеня и шестнадцать футов длиной со стальными наконечниками по 3 шиллинга 10 пенсов за штуку» (иногда цена доходила до 4 шиллингов 2 пенсов). Древки, выкрашенные концентрированной азотной кислотой, усиливались «прочными полосами», длиной 2 фута или 22 дюйма. Такие пики в контрактах Новой Модели именуются «английскими» (4,9 м), а 15-футовые образцы (4,6 м) – «испанскими» (по 4 шиллинга). Наконечник пики стальной, кинжаловидный («Английские пики с квадратными наконечниками») или ромбовидный («Голландский» или «широкий», «худший в мире», как жаловались побежденные в 1646 г. при Бенбурбе англо-шотландцы).
    Из лат Джервез Маркхэм советовал пикинеру шлем (а под него стеганую шапку), «не пробиваемую пикой» двустороннюю кирасу (в терминологии XVII в. пикинеры назывались нередко «нагрудниками»), горжет для защиты шеи и набедренники (до середины бедра). В 1632 г. всё это обходилось солдату в 1 фунт 2 шиллинга (еще 2 шиллинга за услугу подложить кирасу и набедренники красной кожей), и еще 4 шиллингов 6 пенсов стоила сама пика. Вдобавок под кирасу могли поддевать кожаный колет. Шлем – английский (с небольшими полями) или испанский (большой гребень и загнутые поля) морион (высокий шлем полукруглой формы) либо конический кабассет. Металл доспехов иногда покрывался черной, багровой или рыжей краской от ржавчины (но Почетная артиллерийская рота Лондона в 1638 г. выставляла людей «полностью защищенных в белых нагрудниках»; в составе роты, что любопытно, были солдаты с небольшими круглыми щитами тарчами – такие, возможно, использовались в личной страже генералов). На наспинной части кирасы Маркхэм советовал устроить крюк ниже пояса, куда вешать на марше свой шлем, к которому для этой цели приделывалось небольшое железное кольцо.
    Такое снаряжение спасало от пистолетной пули (для чего доспехи проверяли еще в мастерской), но не от выстрела из мушкета: еще в 1594 г. было замечено, что такого рода латы пробивают с 200 шагов, а обычный доспех – с 400 шагов. Но на марше пехота по-прежнему была «заключена» в тяжкий груз своих, в общем-то, бесполезных доспехов. Поэтому к 1642 г. начали избавляться сначала от горжета, а со временем и от набедренников – вместо них Монк рекомендовал пикинерам крепить к мундиру крючками более надежные и удобные кожаные пояса (шириной 20 см) и надевать кожаную перчатку на левую руку. Хотя Армия Новой Модели заказала в первый же год 1100 нагрудников и шлемов, ко времени решающей битвы при Нейзби (1645 г.) пикинеры некоторых полков могли полностью отказаться от лат, сохранив, однако, шлемы.
    В последующие годы Армия Новой Модели и вовсе забросила доспехи. Армия Кромвеля во Фландрии (6000 солдат в 1657 г.) обходилась без кирас, хотя командующий контингентом в 1658 г. предлагал выдать 12-15 сотен шлемов и нагрудников пикинерам для несения караулов и на смотрах. В 1671 г. сэр Джеймс Тернер писал об английской армии, что «их головы и тела обнажены», за исключением кожаного колета, да и то не всегда. (Тернер советовал вернуть не только классический доспех, но и наручи, которые даже Маркхэм отвергал; интересна аргументация – путь доспех не выдерживает пистолетную пулю, «но он воодушевляет тех, кто носит его».) «Когда мы видим батальоны пикинеров, мы видим их повсюду обнаженными, разве что в Нидерландах, где некоторые, но лишь некоторые роты, представляют древнее воинство». К 1652 г. Армия Новой Модели временно отказалась и от пик: «Ирландская пехота сошлась на удар пиками [так назывался бой между пикинерами] с нашей пехотой, которая не имела пик, но готова была отбиваться прикладами своих мушкетов». Но после Реставрации пики были возвращены и продержались на вооружении до 1705 г.
    Шпага пикинера – «добрая, острая и широкая шпага», ножны с железной оправой (Маркхэм); «добрая прочная рапира, не очень длинная, с ремнем» (Монк). В действительности, то было дешевое и короткое оружие, больше пригодное, по словам Монка и Тернера, для уличных драк и угрозы гражданским либо для рубки хвороста (где ломалась до половины более длинных шпаг). 
    При штурмах для очистки зданий иногда использовались ручные гранаты. Так, де Гомм, описывая штурм Бристоля, писал: «И бросили 9 ручных Granadoes в изделие [т.е. укрепления]»; и далее – «Он выслал вперед лейтенанта из полка полковника Стрэдлинга с 30 мушкетерами, 6 огневыми пиками и столь же многочисленными ручными гранатами». Монк советовал ставить гранатчиков на флангах каждого блока пикинеров.
    В начале XVII в. пехотные роты состояли из мушкетеров и пикинеров в приблизительно равном соотношении. Так продолжалось недолго. Тернер комментирует: «Но равенство по большей части существовало недолго…, ибо очень скоро мушкетеры потребовали две трети и получили их, оставив лишь одну треть пикинерам, которую по большей части они удержали». Большинство военных теоретиков 1620-1630-х гг. настаивало на том, чтобы каждая рота поровну делилась на пикинеров и мушкетеров (Маркхэм, Томас Келли, Бэрифф и др.), и части ополчения все еще экипировались в подобном духе к началу Епископских войн (1639 г.). Представление о вооружении английского ополчения (Trained bands) до войны дает неполная роспись оружия собравшихся в 1635 г. ополченцев Тичфилдской сотни: 18 пикинеров (Corseletts), 37 мушкетеров, 8 пионеров (невооруженные ополченцы) при капитане, лейтенанте и 5 прапорщиках. Кроме того, еще 48 были годны к службе с мушкетом и 12 – с пикой. В списках запасных находились не менее 51 человека. Наконец, когда в феврале 1637 г. состоялся последний полный сбор ополчения графств до войны, на нем присутствовали 54517 мушкетеров и 39081 пикинер. Т.е. на каждых три мушкетера приходилось в среднем 4 пикинера. Хотя, конечно, по отдельным местностям соотношение колебалось от 1:1 (в Лондоне, например, и в ряде валлийских графств), до 2:1 (скажем, Бакингемшир) и даже 5:1 (1649 мушкетеров и 326 пикинеров Пяти Портов), а в Суррее пикинеров вообще было больше, чем стрелков.
    Но пика по-прежнему была необходима пехоте при отражении кавалерийских атак. Контракт для вооружения шотландской пехоты в июле 1642 г. говорит о соотношении 3:2 (6000 мушкетеров на 4000 пикинеров), и так же, вероятно, обстояло с делами в Англии. Однако к концу года утвердилось соотношение 2:1, ставшее стандартом для армий Гражданских войн, а потом и Новой Модели («Наши роты состоят из 100 человек, две части мушкетеры, а третья пикинеры», писал Элтон в 1650 г.). В октябре агентам парламента поручено закупить в Голландии и во Франции 12000 мушкетов, столько же подставок (в реальности пехота редко использовала их на войне), 6000 пик и 6000 полных комплектов доспехов. К началу октября приобрели соответственно 2690, 3956 (!), 5580 и 2331 экземпляров. А к концу марта 1643 г. закуплено было также 19513 бандельеров (свыше половины их имели плакированные оловом трубки для зарядов) и 21189 шпаг, еще 3346 мушкетов и 599 комплектов защитного вооружения пикинеров.
    В результате (учтем запасы Тауэра и лондонских ремесленников) большинство полков армии Эссекса уже осенью 1642 г. было неплохо вооружено, причем соотношение мушкетов и пик составляло от 1:1 до 2:1, и последний вариант окончательно утверждается в 1643 г. для всей пехоты Эссекса. Бандельеры с плакированными оловом зарядами (такие считались более безопасными, чем обычные деревянные) предназначались для полка лорда Брука, но почему-то были переданы все в старший полк армии, регимент Лорда-Генерала (Эссекса). Каждый солдат армии тогда получил шпагу с ремнем и ножнами, и большинство пикинеров были в полном доспехе (шлем, двойная кираса, горжет и набедренники). Эдвард Харли, набирая свой полк для парламента в 1643 г., должен был 2/3 его составить из мушкетеров. Также известно, что в сентябре 1644 г., после Лостуитила, когда вся пехота Эссекса была экипирована заново, соотношение стрелков  и пикинеров достигало уже 6:1! В лейб-гвардии Томаса Ферфакса пикинеров не было вообще, а в лондонском ополчении две роты Желтого Вспомогательного полка на сентябрь 1643 г. включали 112 мушкетеров и только 20 солдат с пиками (но Красный полк Лондона включал тогда 1084 мушкетера и 854 пикинера).
    Сэр Ричард Балстрод отмечает, что при Эджхилле королевской армии крайне недоставало оружия (несмотря на частные оружейные, местные запасы ополченцев и закупку в Голландии 800 мушкетов, 1000 пистолетов и 200 шпаг). Часть солдат «не имели оружия, кроме вил и тому подобного инструмента», многие пехотинцы были только с дубинками. Поэтому среди роялистов более привычным было соотношение пик и мушкетеров в 1642 г. как 1:1. И к началу кампании 1643 г. Оксфордская армия испытывала сильную нехватку вооружения. Даже в Лейб-гвардии (личном полку короля!) только 190 солдат были вооружены, а 210 были либо вовсе безоружны, либо чуть ли не с дубинками, доносил 1 февраля генерал-майор-сержант сэр Джейкоб Эстли! Две тысячи валлийских новобранцев королевской армии в 1643 г. как раз и были экипированы дубинами!
    Когда в феврале 1643 г. королева Генриетта высадилась в Бридлингтоне с грузом оружия на 10000 человек из Голландии, положение могло исправиться к лучшему. Голландские поставки продолжались и впоследствии – в 1645 г. в Фолмуте выгрузили 6040 мушкетов, 2000 пар пистолетов, 1200 карабинов, 150 шпаг, фитиль и сера в большом количестве. Другим источником снабжения была Дания – в 1643 г. парламент перехватил плывшую оттуда партию в 2977 мушкетов, 493 пистолета, 3040 шпаг, 3000 шлемов, 1500 пик, 3000 подставок под мушкеты и 990 связок фитиля. (Сам парламент также закупал оружие в Голландии (например, армия Восточной ассоциации в 1644 г.), а также активно пользовался трофеями – 4500 мушкетов и 800 пик достались парламентариям на поле боя при Марстон-Муре.)
    Судя по документам на выданное с февраля по апрель 1643 г. снаряжение (110 мушкетов и 212 пик), соотношение мушкетеров и пикинеров в Лейб-гвардии короля, как и в других роялистских полках того времени, нередко превышало стандартные 2:1 и равнялось 2:3, возможно 1:2. Несомненно, это было связано с тем, что пики было сравнительно несложно производить на месте, тогда как мушкетов «не хватало». Пики получили «длинные древки пичные» (длиной 15,5 футов) с «длинными» четырехсторонними наконечниками. Однако, 30 апреля 1644 г. выданы 132 мушкета с бандельерами и 68 «длинных пик» (всего в полку тогда было примерно 350 солдат). Однако все это относится к полевым полкам, гарнизонные же части и формирования провинциальных армий зависели только от местных запасов, почему состояние их снаряжения варьировалось от идеального до пародии на него.
    В Ирландии, в Ольстерской армии Католической конфедерации Оуэна Роя О’Нила, видимо, предпочитали соотношение пикинеров и мушкетеров как 1:1. Пики были длиннее английских, и наконечники на них тоже были меньше, чем у британских пикинеров. При Бенбурбе в 1646 г. ирландцы разбили шотландцев еще и потому, что их пики были длиннее «на фут или два». Ленстерская армия Конфедерации предпочитала соотношение 1:2, но его не всегда удавалось выдерживать из-за дефицита мушкетов и однажды, вероятно, перешли на роты, полностью вооруженным древковым оружием. Ирландцы на службе Монтроза при Типпермуре (1644 г.) не имели ни шпаг, ни длинных пик, ограничиваясь, видимо, мушкетами и полупиками, но пикинеры у них все же были, вопреки некоторым авторам.
    Английские офицеры на голландской службе в 1637 г. носили «легкий доспех, не пробиваемый из пистолета», шлем и пику (капитан), доспех и протазан (лейтенант), доспех и пику (прапорщик). Уорд в 1639 г. советовал прапорщику носить бригандину и шпагу. В 1650 г. капитан нес полупику, а лейтенант протазан. Однако, принято считать, что каждый английский офицер был вооружен шпагой и протазаном (украшенным кистью), клинок которого у капитана полагалось золотить. Старшие офицеры нередко освобождались от доспехов перед боем. Так, полковник Хатчинсон при штурме Шелфорд-Хаус в 1645 г. «снял очень хороший комплект лат, который у него был, который, будучи непробиваемым из мушкета, был таким тяжелым, что он разгорячил его, и невзирая на уговоры друзей, остался лишь в своем колете». Сержанты были вооружены алебардами длиной, вероятно, около 8 футов. Разновидность алебарды, билль, могла выдаваться простым солдатам в отсутствие другого оружия – еще в 1681 г. она использовалась в гарнизоне Танжера.
    Шотландская пехота ковенантеров не носила защитного вооружения (за исключением рот алебардщиков, образованных в 1647 г. при каждом полку – по 72 человека, в нагрудниках, наспинниках и шлемах). Все солдаты имели шпаги – или дешевые голландские (там же закупали и пики) импортные, с прямым клинком, сомнительного качества, или с кривыми клинками и рукоятями в виде птицы, местного производства. Горские палаши не применялись по той простой причине, что сами горцы вооружены были, главным образом, мушкетами, луками, копьями и кинжалами-дирками. Соотношение мушкетеров (обычно с голландскими мушкетами) и пикинеров в 1644 г. в полках Графа-Маршала и лорда Гордона равнялось уставным 2:1, но не все части были столь хорошо экипированы. Так, в полку графа Туллибардина на смотре в Ньюарке (1646 г.) оказалось только 3 мушкетера на каждые два пикинера. А полк сэра Уильяма Форбса в 1639 г. был полностью экипирован за счет запасов старого оружия, конфискованного у местных жителей – аркебузы, мушкеты, заржавленные шпаги, копья без наконечников. Иногда нехватку пик пытались возместить, вооружая ополченцев Лохаберскими секирами (вид оружия, популярный в Шотландии). Обозники имели шпагу и полупику (1648 г.).
    Часовые обычных частей и, в 1648 г., небольшой Абердинширский полк сэра Александра Фрейзера из Филорта были вооружены кремневыми мушкетами. В 1650 г. при Данбаре дневная атака Кромвеля застала всю шотландскую пехоту с израсходованным во время ночного ожидания боя фитилем (генерал-майор Холберн даже отдал приказ всем мушкетерам, кроме двух в каждой роте, потушить фитили, дабы сохранить их). И только два полка бригады Кэмпбелла из Лоуэрса – Александра Стюарта и сэра Джона Хэлдейна из Гленеггиса, полностью экипированные кремневками, смогли дать ему отпор. Боеприпасы носили в бандельере – обычно с дюжиной (отсюда его прозвище – «Двенадцать Апостолов»), иногда с 14 (либо, возможно, даже 16) зарядами на ремне. В 1640 г. полк Роберта Монро получил бандельеры с 8, 9, 10 и 11 зарядами – прочие, вероятно, были утрачены, поскольку всего двое или трое солдат раздобыли «полные бандельеры». Мушкетные подставки в документах не упоминаются, а «свиные перья» (разновидность рогаток) использовались в качестве преграды от конницы. У англичан эти «перья», также именуемые «шведскими» (кол 1,5 или 1,8 м длиной с наконечником от пики на каждом конце) втыкались наподобие частокола или использовались в качестве короткой пики. Невзирая на рекомендации Монка и Тернера, это оружие никогда не стало популярным в армии.
    В шотландских же источниках находим удивительно полный перечень предметов солдатского походного быта. Столовые горшки, кастрюли и деревянные клепаные ведра, «колпачки» (чашки для каши), тарелки и ложки. Большую часть этого перевозили на вьючных животных, что до остального – частью несли в пледе (горцев обвиняли в утаивании подобным образом своей добычи), иногда в холщовом или кожаном ранце. С другой стороны, в английских армиях этого времени практически нет свидетельств о покупке кухонной посуды или даже палаток. Некоторые источники сообщают об одном большом столовом горшке на роту.

   

Категория: Военное дело | Добавил: Europa (27.12.2009) W
Просмотров: 3421 | Комментарии: 1 | Теги: история, Английская гражданская война, вооружение, Англия | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]