Приветствую Вас Гость | RSS

Эпоха Средневековья

Вторник, 23.07.2019, 06:40
Главная » Статьи » Военное дело » Военное дело

Еще раз об «униформе» армии Карла Смелого, а также о компоновке игровой армии.

Куркин А.В.

 Еще раз об «униформе» армии Карла Смелого, а также о компоновке игровой армии. И еще раз о Максиме Нечитайлове.

Прилагаются иллюстрации.

    К теме «униформирования» европейских армий Позднего Средневековья я обращался дважды (см. «Рыцари: последние битвы» и «РВ» № 26). Впереди большой разговор об этом в моей будущей книге по Бургундским войнам. Сегодня хочу остановиться на отдельных деталях, т.к. чувствуется интерес аудитории «солдатистов» и не только к обозначенной теме. Хочу заметить, что и сам, как пользователь ВИМ  и кое-что понимающий в ее раскраске, питаю слабость к грамотно скомпонованным  и правильно расписанным оловянным армиям. Надеюсь, что помещенные ниже сведения не станут лишними для «собратьев по цеху», подвисших на Средневековье.

    Вооружение и снаряжение бойцов ордонансовых бургундских рот было детально прописано в соответствующих военных распоряжениях Карла Смелого. Тема эта хорошо проработана, и на ней останавливаться не будем. Поговорим о ливреях. Известно несколько их видов: приталенные и нет, с рукавами и без, запахивающиеся на груди или на боках (палето), а то и вовсе без застежек (далматики или табары, которые могли, впрочем, иметь пуговицы или шнурки на горловом вырезе и рукавах). Ливреи могли нести официальный герб владельца (у командира отряда) или его родовую символику – эмблемы, именные вензеля. Ливреи были ординарными (как у лейб-лучников дворянской элиты) и экстраординарными, т.е. сшитыми специально к празднику или турниру (см. миниатюру на стр. 243 моей книги). Перечислим цветовую гамму некоторых ливрей лейб-лучников бургундской дворянской элиты (цвета указаны с правой геральдической стороны, т.е. так, как если бы ливрея была надета на вас):
    сеньор де  Гамэ (синий, красный), сеньор де Корд (белый, зеленый), сеньор д’Эмери (белый, синий), граф де Шиме (красный, белый, черный), сеньор де Рюбампре (черный, фиолетовый), сеньор де Ла Грютюз (белый, фиолетовый), сеньор д’Аршамбо (белый, серый), сеньор де Невиль (красный), граф де Сен-Поль (красный, серый), бастард д’Обурден (красный, серый) и  т.д.

    В большинстве своем ливреи лейб-лучников указанных господ несли белые или красные кресты Св. Андрея. Также могли вышиваться или (чаще) выкладываться аппликацией вензеля или эмблемы, под час весьма сложные. Например, у лейб-лучников Пьера д’Аршамбо (Хогенбаха) ливрейная эмблема представляла изображение пихты и трех игральных кубиков. Чем не ливрея для игровиков-солдатистов!

    Ординарные ливреи лейб-лучников Карла Смелого имели различную цветовую гамму. Так, Жан д’Эннин, вассал известного бургундского вельможи Жака де Люксембурга, оставил описание ливрей гвардейцев Карла Смелого на 1465г.: черно-фиолетовые палето с серебряным крестом Св. Андрея и четырьмя золотыми огнивами с разлетающимися искрами. (См. мой рисунок «Бургундские и французские гвардейцы. Венсенский замок, 1465г.», а так же фото моей авторской реконструкции палето капитана лейб-лучников Карла Смелого.)  Во время второй Льежской кампании 1468г. ливреи гвардейцев были белого цвета – под цвет изменившегося к этому времени штандарта Карла Смелого «из белой тафты» с изображением Св. Георгия – и с красными «бургундскими» крестами. С чем связанны такие изменения? Очевидно, с заключением военно-политического союза между Бургундией и Англией, скрепленного свадьбой Карла Смелого и Маргаритой Йорк.

    В мае 1476 г., согласно сохранившейся росписи, в рядах гвардии Карла Смелого насчитывалось 392 английских лучника. Главные флаги каждой из их 4 сотен (рот) представляли собой двухвостые штандарты из алого и синего шелка с изображением огнив, крестов и вензелей Карла и Маргариты. Связаны ли цвета штандартов с расцветкой ливрей английских наемников на бургундской службе? По крайней мере, та информация, которая есть в моем распоряжении, дать однозначный ответ на этот вопрос не позволяет.

    Так или иначе, политический и династический союз с Англией, по всей видимости, диверсифицировал «ливрейный спектр» Бургундского Двора, «прописав» в его цветовой гамме лазурь. Так, упоминавшийся д,Эннин в своих мемуарах указал на то, что потолок главного зала герцогского дворца в Брюгге на время свадьбы Карла и Маргариты (июнь – июль 1468г.) был затянут белым и синим шелком. Окончательно означенная цветовая гамма, вероятно, утвердилась в качестве «ливрейного цвета» бургундской гвардии после 1469г., когда Карл Смелый был принят в ряды рыцарей английского ордена Подвязки (13 мая 1469г.). Впоследствии герцог Бургундский на день Св. Георгия   облачался в синюю мантию рыцаря Подвязки, а саму ленту закреплял под коленом левой ноги. (В сражении при Грансоне этот орденский знак был утерян, однако англичане изготовили дубликат стоимостью 8 ливров, 6 су и 8 денье.)

    В 1471г. бело-синий ливрейный цвет герцогской гвардии распространился на всю ордонансовую армию Бургундии: бело-синие палето и жакеты с алыми крестами предписывалось носить кутилье и конным лучникам. (См. миниатюру «Штурм крепости (Грансона)» из хроники Шиллинга) Курьезный момент: в составе бургундской делегации (Трир, 1473г.) находился «монсеньор» Ле Глорье, шут герцога, в бело-синей робе из дамаска и пурпуэне из черного атласа. А что же сталось с черно-фиолетовыми ливреями лейб-лучников? Скорее всего, они периодически носились своими хозяевами. Так, во время Трирской встречи германского императора с Карлом Смелым, последнего сопровождали 2 трубача гвардии с 36 помощниками, «обмундированные» в черно-фиолетовые палето из камлота и пурпуэны из черного атласа. На сегодняшний день в некоторых музейных коллекциях сохранились оригинальные образцы бургундских ливрей, либо их копии, созданные взамен разрушившихся от времени артефактов. В качестве материала для их пошива использовались различные ткани, от брюссельского сукна до атласа, дамаска и фламандской и итальянской парчи. То, что мне довелось увидеть, выглядит очень богато и ярко, несмотря на пролетевшие пять веков.

    Так, в Цюрихе (сохранилась рисованная копия) экспонировалось гербовое палето Карла Смелого (приталенный жилет с официальным гербом и бахромой вдоль подола, боков и вырезов для рук), во Фрибуре (рисованная копия) – гербовый табар Шатогийона с укороченными фальшивыми рукавами, а также три роскошных плаща (прекрасно сохранились до сегодняшнего дня) из черного дамаска с аппликацией из гербовых щитов Бургундии, Артуа, Франш-Конте и Зеландии с золотыми огнивами и искрами по всему полю. В Золотурне сохранились до сегодняшнего дня две далматики из двуцветной (ми-парти) парчи с завязками на фальшивых рукавах. В Эрмитаже (СПб) выставлен табар с белым крестом на красном суконном поле. В Бернском Историческом музее экспонируется конская попона (вернее, остатки ее накрупника) с геральдическими огнивами. Бургундские артефакты сохранились также в коллекциях музеев Брюсселя и Вены. (См. Бернское огниво и Эрмитажный табар)

    Яркая расцветка средневековых «мундиров» становилась как объектом гордости своих обладателей, так и поводом для обидных шуток со стороны неприятеля. Например, солдаты из гарнизона Нейса, осажденного бургундцами, завидев подразделение гентцев в черно-белых палето, тут же шумно стали сравнивать противника со стаей дятлов, после чего в насмешку укрепили на венце стены силки для ловли птиц.

    Экстраординарные «мундиры» блестяще описаны в мемуарах Оливье де Ла Марша и Жана д’Эннина, повествующих о турнирах и праздниках. Кроме того, интересные сведения можно почерпнуть из сохранившейся росписи одежд бургундской делегации в Трир (1473г.). Приведем несколько примеров.

    Оливье де Ла Марш, капитан гвардии: длинная роба (упланд?) из малиновой златотканой парчи, подбитая тафтой, и малиновый бархатный пурпуэн.
    Капитан лучников: пурпуэн из камлота.
    28 рыцарей и оруженосцев, принявших участие в турнире: «очень богатые робы из серебряной парчи» и пурпуэны из вишневого бархата. 
    Контролер артиллерии и 19 сопровождающих: робы из желтого бархата, пурпуэны из бежевого (коричнево-зеленого) атласа и головные уборы из синего бархата.
    Герольдмейстер и гербовые короли Брабанта, Артуа и Фландрии: роба из вишневого дамаска и пурпуэн из фиолетового атласа у герольдмейстера, жакеты из дамаска и пурпуэны из черного атласа у прочих.

***

    Хочу поделиться своими соображениями относительно компоновки игровой ордонансовой армии Бургундии с теми, кто занимается ВИМ того же периода и формата. д'Эз в свое время благополучно «пересадил» меня с 72 масштаба на «фронтренк», за что я ему искренне благодарен.

    В основу диспозиционного комплектования игровой армии я положил Сен-Максиминский ордонанс Карла Смелого от 1473 г. На игровом столе войска размещаются следующим образом.

Первая баталия
 Армейские части

     Рота №12 (Св. Авои) и рота №13 (Св. Андрея). В каждой роте по 2 конных подразделения (эскадрон  «С»: 10 жандармов, 10 кутилье, с командирами и корнетом «С»), по три подразделения лучников (эскадрон «СС»: 30 стрелков, с командирами и корнетом «СС») и по 3 подразделения пехоты (эскадрон «ССС»: 10 пикинеров, 10 алебардистов, 10 арбалетчиков/ кулевринеров, с командирами и корнетом «ССС»). Кроме того, в каждой роте имеется кондюктер с ротным штандартом и его лейтенант с ротным гвидоном (в роте 12 Жорж де Ментон, в роте 13 Жан де Лонгеваль), а так же трубачи (по 1 на эскадрон). 
    Общее командование первой баталией осуществляет Филипп де Круа, граф де Шиме, с охраной (10 конных арбалетчиков) в ливреях его цветов, баннером и личным штандартом.

Вторая баталия
Гвардия

    «Молодая гвардия»(рота №1 Св. Себастьяна). Состав аналогичен описанному выше. Капитан Оливье де Ла Марш.
    Лейб-лучники (20 пеших жандармов), Капитан Жорж де Росимбо.
    Эскадрон шамбелланов (10 конных именных рыцарей). Капитан Филипп де По с главным панноном Бургундии.
    «Старая гвардия» или придворные части. Состав аналогичен описанному выше. Капитан Гильом де Сен_Синь, мэтр д,Отель, с главным баннером Бургундии и штандартом Св. Георгия.
     Общее командование второй баталией осуществляет Антуан, Великий бастард, с охраной (10 конных арбалетчиков) в ливреях его цветов, баннером и личным штандартом.

Резерв

    Полевая и осадная артиллерия (кулеврины или серпантины, бомбарды, рибодекин, требюше) с расчетами, лагерные принадлежности.
        Общее командование резервом осуществляет Жак де Монмартен, марешаль де логи, с охраной (10 кулевринеров) в ливреях его цветов, баннером и личным штандартом.

     Порядок построения подразделений по фронту прописан и прорисован мною в «Рыцарях…» на стр.354 и 425.

    Это –идеал, к которому следует стремиться. Естественно, командование и номера рот могут быть другими. В своей статье («РВ»№26) я расписал флаги и командование бургундских ордонансовых рот на 1473 г. На текущий момент у меня около сотни расписанных фигур, много артиллерии, действующее по принципу подвижного противовеса требюше собственного изготовления, тенты и павильоны. Полностью «поставлена в строй» только рота №12.

 ***

    Касательно дискуссии с М.Нечитайловым в свете опубликованного сим последним «ответного удара». Вероятно, Максим решил продемонстрировать мне знаменитый свой стиль имени себя любимого.

    Остановимся на секунду и уясним одну вещь: я все время стараюсь писать о Жанне, а Нечитайлов –обо мне. Конечно, в ответ я вынужден защищать свою позицию, и не столько даже ее, сколько собственное достоинство. Если я и позволяю себе едкие реплики в адрес Максима, то лишь в ответ на его идиомы, выходящие за рамки научного спора так же, как похождения Девственницы выходят за грань принятых в Средние века норм женского поведения. Поэтому, к сожалению, все мною ниже написанное будет в большей степени касаться Максима, чем Девственницы. Всем, кому это не интересно (как я вас понимаю!) советую прямо сейчас прекратить чтение и не тянуть трафик.

    Итак, что мы наблюдаем в «ответном ударе».

    Вступление в форме нотариально заверенного договора, торжественное обещание и впредь превращать форумы в арену «кровавой резни», не слабый абзац, посвященный нагнетанию тумана вокруг собственной, и как ему самому кажется, героической и загадочной персоны, словно я когда либо высказывал желание узнать какие-то детали биографии своего визави. И при чем тут петербуржец Нечитайлов, если речь идет даже не о его Невинномысском однофамильце, а о Жанне? К чему это все? Или эта разбивка текста на главы –с названиями и эпиграфами? Мы же не в театр одного актера играем. И потом эта непоследовательность в обращении ко мне: сперва Максим торжественно заверил всех, что будет называть меня «Автор», после чего почти сразу скатился на «мосьера» Куркина. Не внял он и пожеланиям форумчан избегать личных выпадов в мой адрес и не превращать дискуссию в «базар». То я у него ученый совет напоил, то, разгульно отметив праздники, набрался, надо полагать, храбрости и написал ему ответ. Хочу заметить, что пью я редко, что же до праздников, то на Майские, например, мы с женой цветы к Вечному Огню принесли, а после в трех церквах Печерской Лавры свечи ставили за живущих и ушедших. Пишу я это все не для Нечитайлова, естественно, а для аудитории, состоящей в подавляющем большинстве из таких же, как и я, нормальных людей, с такими же понятиями о нравственных принципах, а так же методах ведения дискуссии. Что до Максима, то советую ему не взваливать на свои не окрепшие плечи груз обязанностей общественного ассенизатора. Касательно смелости или чего там еще, необходимого для разговора с «великим и ужасным» Максимом –считаю, что тут, прежде всего, нужны хорошее чувство юмора и терпение.

    Из всего написанного Максимом следует вычленить главное, т.е. отделить зерна от плевелов. Это опять таки штандарт Жанны и ее рыцарские шпоры, а так же дистанцирование Максима от своих слов о готовности выпустить книгу, как только появится художник (см. начало форума о Жанне) и, естественно, обвинение меня в некомпетентности.

     Помимо этого присутствуют суждения о частностях. Вкратце остановимся на них.

     1. Максим переписал статьи о коннице Александра и битве при Вернейле. Молодец. А зачем? Не проще ли тогда писать статьи в режиме онлайн или вообще их не писать?

    2.  Поработал он и над сайтом «Столетняя война». Тоже похвально. Вероятно, когда-нибудь увидим результаты. Вероятно, дождемся объяснений, каким образом под пером Максима Азенкурский триумфатор Генрих 5, прозванный современниками «Горлорезом», предвосхитил художества Гимлера и спалил французских пленных в бараках.

    3. Отстаивает свою статью по униформе английской армии. Согласен. Читал я эту статью давным-давно, и у меня сложилось мнение, что статья была о средневековой униформе вообще. Что ж, мог ошибиться. Приношу извинения.

     4. Защищает свою статью о Креси на сайте «Столетняя война» (от кого?). Вообще, там статья Уварова (о ней Максим тоже пишет) –очень неплохая, как, собственно, и его статья о метательной артиллерии. Если Уваров ученик Нечитайлова, тогда он превзошел своего учителя, по крайней мере, если сравнивать его материалы с материалами Максима. При этом, как уверяет нас Максим, для написания своей статьи ему понадобилась целая книжная полка импортных авторов. Тут же следует их внушительный перечень, из коего мне знакомы работы Берна, Бредбери и Николя. (Харди о Креси неплохо написал, ну да Бог с ним.) Как-то не заметил я в коротком тексте статьи присутствия хотя бы тени (за исключением Берна) исследований указанных авторов.

     5. Не читал Максим Пастера. Ничего страшного. Ну не нравятся ему «лжеисторики». Зачем же тогда цитировать Амбелена? Просто не обращай на него внимания, да и все.

     6. Ругает «бабушку» Басовскую, но как бы не со зла, а за дело, на сей раз, правда, называя ее по имени-отчеству. Очень на него похоже.

    7.  Вновь «всплыл» дю Геклен в свете моего посыла: «Тот факт, что среди командиров подразделений, состоявших на королевской службе, было мало рыцарей, и все они были представителями мелкой аристократии, вовсе не является чем-то экстраординарным. И примеры Хоквуда и дю Геклена в этой связи весьма показательны.» О чем тут спорить? Что, для процесса профессионализации армии  пример взлета бретонского оруженосца «из грязи в князи» не показателен? Или Максим просто плохо себе представляет этимологию слова «показательность»? Кстати, о дю Геклене, франкизмах и традициях написания. Все мы знаем Мюрата, соратника Наполеона. Правильнее будет писать «Мюра», потому что конечная согласная «т» в данном случае не читается. Таковы правила французской грамматики. Но помимо нее, грамматики этой, существует традиция русскоязычного написания. Об этом я и говорю. То же с дю Гекленом (Дюгекленом, дю Гескленем и т.д.) Почему Максим пишет «Дюгеклен», а рядом, буквально здесь же « дю Лис»? Мы же не пишем Девалуа, Дебурбон, Далансон или Деневер? Зато мы пишем Дюнуа (а не дю Нуа), т.к Дюнуа (а не Нуа) –графство в Орлеаннэ, полученное бастардом в награду за отвагу уже после окончания осады.  Если «Дюгеклен» полное название местности, откуда вышел предок нашего героя и Максим это докажет, обязуюсь «исправить» имя бретонца.

    8.  О том, как правильно пишутся слова «баннерет», «аршер», «бастард» (последнее слово даже компьютерный редактор не подчеркнул ) и т.д. я говорил. Но есть традиция, которой можно следовать, а можно и нет.

    9. Вернейль и бан. Максим повторил мой вывод и сам же с ним поспорил. Оставим его за этим увлекательным занятием.

    10. Его сентенция в адрес моего научного прошлого, т.е. защищенной в 2004 г. кандидатской  диссертации. Какое-то крохоборство, ей Богу! И полное отсутствие сдерживающих моральных принципов. Руководствуясь понятными лишь ему одному мотивами, Нечитайлов вывесил на форуме выходные данные моей диссертации (и это на фоне разговора о Жанне), раздобытые в информационной системе РГБ. При этом Максим даже не понимает, сколь нелепо и неприглядно выглядит со стороны.

    11. «Рыцари: последние битвы» - детская книга. Советую Максиму перечитать мое введение к книге, где я объясняю принципы подхода к изложению темы, и не путать научно-популярную литературу с монографиями.

      Если еще что-то упустил из сентенций Нечитайлова, то большой беды в этом не вижу. Теперь о Жанне.

     1. Черный волос в печати, который пропал –факт. Оружие и шпоры, отмеченные в описях и тоже пропавшие –вздор. Где логика? И потом, цвет волос –крохотная, сомнительная, но показательная деталь. И уж вовсе не существенная. Из разряда средневековых анекдотов: могло быть так, а могло и нет. Что до миниатюр. Пусть тот, кто посчитает Жанну на вывешенной г-ном Пайпменом миниатюре брюнеткой, бросит в меня камень.* (См. Примечания)

    2. Печать Кошона на протоколе допроса, написанного задним числом (пусть даже в 1432 г., как уверяет нас Максим) ничего не означает и уж тем более не доказывает. По крайней мере, правоту Максима. Представим ситуацию: вот поймали какого-нибудь гада за хвост, провели суд, поставили к стенке и шлепнули во имя торжества справедливости. А через год составили по всем правилам протокол решения суда и скрепили его печатью. Чушь!  Такого даже НКВД себе не позволял.И еще –что мешает использовать печати после смерти их владельца, особенно, если на карту поставлен государственный интерес? (О средневековых подлогах я уже писал.) К швейцарцам, например, после Грансона попала личная печать бургундского Бастарда Антуана. Они ей пользовались и запечатывали собственные документы. Что, будем и эти документы считать автографами  Антуана? 

    3. Парк «представительских автомобилей» Жанны из 12 и больше лошадей (пусть не дестриеров). А кто-то еще мог похвастать подобной конюшней в ближайшем окружении короля, не относясь к дворянской и чиновничьей элите. Такая себе простенькая крестьянка. И это в то время, когда по свидетельству современника событий (и настоящего «пса войны») Жана де Бюэя, его солдатам приходилось по двое садиться на коня.

    4. Поход на Орлеан с целью «сопровождения обоза».Согласимся, доставить в город припасы было необходимо. Но что пишет Жанна о целях кампании в своих личных посланиях английским капитанам? (Текст одного из них я привел в книге) Есть ли в них хоть слово про обоз?  Кто же после этого преподносит нам сенсации?

    5. Герольды. Максим ушел от ответа, сославшись на сайт. Чего это вдруг? Вопрос не снимаем.

    6. Лилии в гербе. Да, бывали исключения , и я об этом писал и приводил пример. Теперь о господах, перечисленных Максимом. В свете того факта, что мое доверие к тому, что сообщает Нечитайлов, в последнее время несколько поколебалось, хотелось бы взглянуть лично на эти гербы. Заранее прошу прощение за недоверчивость. И еще: их, за исключением де Реца, аноблировал Карл 7? Кстати о де Реце (Рэ): Карл, что допустимо в геральдике (и о чем я писал), пожаловал лилию «со своего плеча» как могущественному сеньору, так и безродной пастушке. Ладно, у них, у королей свои причуды. Но при чем тут прочие вельможи, которых Максим ставит в один ряд с «не очень знатными» дворянами? При чем тут граф де Марль, родственник Люксембургов и Бургундских Валуа? При чем здесь виконт де Бомон, он же Бриенн и родственник Артуа? Не слабая голытьба!  Не убедил меня Максим. Вопрос не снимаем.

    7.  Аноблирование самой Жанны и ее «семьи». Почему Девственница отказалась и от герба и от фамилии дю Лис? И самое главное, почему ее при Дворе так никто и никогда не называл «дю Лис»? «Братьев» ее – пожалуйста. Ее саму – нет. Наверное, придворные понимали двусмысленность ситуации, и Карл 7 не настаивал. Возьмем пример Филиппа де Коммина. При Бургундском Дворе его звали де Ренескюром, т.е. по имени его сеньории. Перешел он к французскому королю, получил награду за предательство, и стал д’Аржантоном. И все – и во Франции, и в Бургундии – стали называть его новым именем. А с Жанной опять неувязка.

     8. Жанна – рыцарь. Прямо я этого не утверждаю, не следует искать в моих словах подстрочный текст. Но я это допускаю. В книге я написал, что Карл7 вручил Жанне рыцарские шпоры. Это – версия Пастера-Амбелена, которую я озвучил (об этом я тоже написал на стр.112) и которую тоже не считаю безгрешной (см. там же). Мое личное мнение по этому вопросу я изложил в предыдущей статье. Было ли что-то экстраординарное в том, чтобы женщина стала рыцарем? И да, и нет. По крайней мере, общество было готово к подобным вещам.(См. на форуме мой пассаж о культе 9 героинь, а так же текст грамоты, любезно предоставленный Максимом.) Я не собираюсь ради Нечитайлова толочь воду в ступе и повторять одно и тоже.

    9. Достоверность источников. Здесь Максим, к его чести, с очевидными фактами особо не спорит, лишь невнятно датирует хронику Шартье концом 40-х гг. (что сомнительно) да особо напирает на дневник парижанина (воистину подробный источник о Девственнице).

    10. Готовность средневековых европейцев говорить под присягой «не совсем правду». При всей своей щепетильности и знании европейской средневековой истории Максим оставляет сие вопиющее утверждение «мосьера» Куркина без комментариев.

    11.  Мой пассаж о Лжежанне. Также комментариев не последовало.

    12. Штандарт Девственницы. Я рекомендовал Максиму литературу, и он заглянул в одну из книжек. И даже выписал, кому какой флаг носить.

    Капитан –штандарт
    Рыцарь –паннон
    Граф, герцог, король –паннон и баннер
    Коннетабль –баннер

   Вот тут и нужно было бы  Максиму проявить азарт исследователя и применить теорию на практике. Взять бы Максиму и приложить штандарт Девственницы к таблице. Авось куда подойдет.

    У Жанны –штандарт (не паннон и не баннер), значит, она КАПИТАН или, как писал Шарль, chef de guerre. Но возьмем иную транслитерацию того же Шарля, предложенную Максимом: начальник чего-то там невнятного и общего. Нечитайлов дает понять, что не согласен с наличием командирской должности у Жанны. А как же тогда штандарт? В своем стремлении вывести меня на чистую воду, Максим не замечает того факта, что вот в руках у него оказались две вещи: таблица флагов и штандарт Девственницы. Совмести же их! Отвлекись на секунду от схоластики! Нет, не совместил, не отвлекся, проскочил не заметив. Вот это и губит Максима –подмена объекта спора субъектом. И еще. Источники сами по себе в историческом исследовании не самоцель. Их следует сперва классифицировать, за тем подвергнуть критическому анализу, а за тем правильно интерпретировать. Это прописные истины, известные любому выпускнику истфака. Если Вы, Максим, еще не защитили кандидатскую (или докторскую), но собираетесь этим заняться, настоятельно рекомендую Вам освоить работу с источниками. Чтобы избегать в будущем подобных конфузов: то Вы оспариваете тот факт, что во Франции женщина не могла быть рыцарем, а потом из дворянской грамоты выясняется, что могла, то Вы доказываете, что Жанна не была капитаном, а потом выясняется, что таки была. Так что же мы будем делать с этим штандартом, как его классифицировать? Максим забросал нас цитатами, в которых сам толком не разобрался, а вывода так и не сделал.

    Позволю себе отвлечься от субъекта спора , дабы не повторять ошибок Нечитайлова, и вернуться к объекту. Это будет и полезней и интересней.

    У Жанны был штандарт, но не военный (капитанский), а личный.** Я об этом уже писал. Штандарт был отличительным знаком высшего дворянства. Его имели короли, герцоги, графы, маркизы, бароны и виконты. В своей книге я привожу достаточное количество изображений штандартов. В основном –личных, реже –военных. К настоящей статье я так же прилагаю (надеюсь, г-н Пайпмен это осуществит) ряд изображений флагов: английский королевский паннон, французский штандарт герцога де Бурбона и английский штандарт герцога Бэкингема (все взяты из «Свитка флагов» начала 16 в.). Кроме этого, я высылаю илл. собственного исполнения с уже военными (капитанскими) штандартами бургундских ордонансовых рот, чтобы пользователи сайта, не зацикленные как Максим на одном и том же, могли «почувствовать разницу». И еще, обратите внимание (это важно): на панноне дублируется официальный герб владельца, на штандарте –родовые эмблемы владельца и его «ливрейный» цвет. А теперь перечитаем ремарку Максима, якобы вновь выводящего меня на чистую воду:

    «Звучит риторический вопрос: «Лазоревое поле, золотые лилии… Странно это все.» А уж как мне-то странно! Лилии штандарта были на белом поле… Как теперь это трактовать? Вопрос.»

    Согласен, вопрос: почему Нечитайлов не читает книги до конца, и почему он, не смотря на мои неоднократные ликбезы, так и не удосужился понять разницу между штандартом и панноном? Лилии штандарта, Максим, оказались на белом поле (а не на синем!) по той простой причине, что у Жанны был не паннон, а именно штандарт.

    И еще. Максим постоянно критикует меня за то, что я «отвлекаюсь» от темы: с дю Геклена «перескакиваю» на Хоквуда, с французских флагов –на бургундские и английские. Все просто. У меня имеется определенный запас знаний по этим темам, и я свободно ими оперирую. Любой может сравнить приведенные мной изображения английских, французских и бургундских флагов и подтвердить, что они построены по общей схеме.

    Я не привожу изображений французских военных штандартов, т.к. информация на эту тему и скудна, и противоречива. В одной из первых своих форумных ремарок я предложил Максиму, как специалисту по Столетней войне, привести изображения штандартов французских капитанов, о которых он писал. Ответа не последовало. Со своей стороны могу восполнить этот пробел в силу собственной компетенции.

           Французские военные и личные штандарты

    Ла Гир: черный дикобраз в белом поле.
    Карл7: красный двухвостый штандарт с золотыми солнцами и золотой каймой.
    Людовик 11: бело-красный двухвостый штандарт с золотыми изображениями Св.Михаила и золотыми коронами.
    Карл 8: зелено-красный двухвостый штандарт с белым крестом Св.Дениса в красном поле.
    Людовик 12: желто-красный двухвостый штандарт с цветным изображением Св.Михаила, золотым солнцем с искрами и золотым (или белым) дикобразом.
    Шотландская гвардия: красно-бело-зеленый двухвостый штандарт с золотым изображением Св.Михаила, солнцем и искрами.
    Ордонансовые роты: двухвостые штандарты ливрейных цветов с изображениями Св.Михаила и солнца с искрами. Корнеты с литерами «С» и «L» ливрейных цветов.

     Так кто же из нас двоих некомпетентен? И это при том, что дискуссия проходила на родном для Максима поле Столетней войны, т.к. мое личное предпочтение находится в сфере вопросов, связанных с Бургундскими войнами.

    В своем панегирике собственному величию, облаченному в революционные шаровары с широкими лампасами, не без кокетства поименованному «Империя наносит ответный удар», Максим приводит великолепное латинское изречение, которое в переложении на «забавный русский слог» звучит: человеку свойственно ошибаться, но упорствовать в ошибках глупо. Все верно, Максим. Вдумайтесь в это, пожалуйста, еще раз.

    Что хочется сказать в завершение разговора. Странно как-то это все. Как с лилиями на лазури, которые не попали на штандарт Девственницы. Искренне предложил Максиму вместе поработать над книгой. Искренне предложил сдвинуть свои дела, чтобы вместе с, несомненно, одаренным человеком сделать что-то хорошее и нужное для читателей. Вот это и стало бы логическим завершением спора, стало бы тем, чему любимые Нечитайловым латиняне дали еще одну прекрасную формулу: Finis coronat opus. Зря потратил время.

    Составив для себя в ходе этой дискуссии представление о психологическом облике своего оппонента, не сомневаюсь, что «империя» нанесет и второй удар, и третий. Вероятно, последуют и печатные публикации с обвинением в мой адрес. И вновь будут бои с тенями и ветряными мельницами. Мой совет Вам, Максим. Не утруждайте себя понапрасну. Направьте свою энергию и свой ум на создание книги о Столетней войне. Пусть она станет лучше моей. Это будет Вашим наиболее достойным и мужским ответом.

    Несколько строк о моих личных ощущениях в ходе дискуссии с Нечитайловым. Касательно интеллектуальной составляющей: Максим хорошо знает отдельную группу источников и свободно в ней ориентируется. При этом знания его, зачастую, схоластичны, т.е. оторваны от практического использования. Неправильная трактовка источников (я об этом уже писал), загоняет Нечитайлова в логические тупики и ловушки, созданные им же самим. Стоит ли подрываться на собственных минах?  

    Касательно этической составляющей:  Нечитайлов ни разу, хотя бы ради обычного приличия, не назвал меня по имени даже при прямом ко мне обращении. Он постоянно отвлекался от темы спора, переходя на личности: я у него и выпивоха, и плагиатор, и «сюрвивист», и сомнительный «доктор наук». Во время общений с оппонентами на форуме он позволял и позволяет себе использовать такие выражения, как «потрудитесь заткнуться» или что-то в этом роде. Студентов, не согласных с его мнением, он «корректно посылает», хотелось бы надеяться, что в библиотеку. При этом сам себя он считает «обычным ставропольским преподавателем», очень демократичным и толерантным.

    Позволю себе предположить, что отсутствие элементарных знаний о правилах проведения дискуссий, обусловлено либо крайней молодостью моего визави (с чего бы взрослому человеку брать логины, типа Недобитый Скальд или Недобритый Скальп?), либо низким уровнем воспитания, либо накопленными комплексами. В свете вышесказанного делаю вывод: дальнейшее виртуальное и прочее общение с Нечитайловым считаю для себя неприятным, бессмысленным и неинтересным.

    До свидания, Максим. Наша дискуссия закончена.

 

   И напоследок несколько слов уважаемой аудитории и работникам сайта. Спасибо, что дали возможность высказаться, спасибо за терпение, спасибо всем, кто меня поддерживал. Отдельное спасибо Komikor-у за образчик вдумчивого и толерантного ведения дискуссии, который он демонстрирует на форуме, спасибо Warrior-у, который исправил мою описку с КРИСТОФЕРОМ . Прошу прощения у всех, кого невольно обидел. Надеюсь, что Eromin не будет строго осуждать меня за те уточнения, кои я посчитал необходимым опубликовать, и простит за действительно некрасивую идиому с удобством.

    Один из моих лучших друзей, я имею в виду д’Эза, открыл для меня этот сайт. Спасибо ему. Я буду сюда заглядывать и делиться материалами. Если кто-то желает о

Категория: Военное дело | Добавил: Europa (27.12.2009) W
Просмотров: 1359 | Теги: история, вооружение, Бургундия | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]