Приветствую Вас Гость | RSS

Эпоха Средневековья

Воскресенье, 21.07.2019, 03:24
Главная » Статьи » Военное дело » Военное дело

ВООРУЖЕНИЕ БУРГУНДСКОЙ АРМИИ 1460-1470 ГГ. Часть 2


   3.Вооружение и снаряжение конных стрелков.

    К конным стрелкам относились лучники-арше, предварительно спешивавшиеся для ведения стрельбы, и арбалетчики-кранекинье, которые могли стрелять и перезаряжать оружие, не сходя с коня. Их вооружение и снаряжение были так же прописаны в Абвильском, Боэн-эн-Вермандуаском и Дижонском ордонансах, выдержки из которых в порядке приведенного перечисления помещены ниже.

    «Лучник должен ездить на лошади стоимостью не менее 10 экю, одетый в жак с высоким воротником, заменяющим /кольчатое/ ожерелье, и с добрыми рукавами; он должен иметь кольчатую одежду или кольчугу-палето под жаком, который /сшит/ из не менее, чем 12 слоев ткани, 3 из которых проклеены, а 9 просто сшиты. Для защиты своей головы он должен иметь добрый салад без забрала; помимо крепкого лука и связки из 2 с половиной дюжин стрел, он должен быть вооружен длинным двуручным мечом и кинжалом, заточенным с двух сторон и длиной в пол-ноги.»

    «Жак надевается поверх кольчуги-палето и должен быть /сшит/ из 10 /слоев/ ткани (вместо 12) и дополнен доспехами, а именно нижними полу-наручами и малыми верхними наручами до локтя, достаточно широкими, чтобы не затруднять движений во время стрельбы. Они должны носить короткие сапоги с круглыми носками, чтобы, когда они спешиваются, носки не мешали им свободно идти. Арбалетчики и конные кранекинье должны иметь бригандины или нагрудники, как у кутилье, нижние полу-наручи и стальные верхние наручи, /кольчатое/ ожерелье, салад, меч, как у конных лучников. Лошадь должна стоить не менее 20 франков». (Сен-Максиминский ордонанс дополняет защитное снаряжение конного арше бригандиной.)

    «Снаряжение конных кранекинье будет таким же, как у кутилье, за исключением того, что у вышеупомянутого кранекинье вместо дротика будет его кранекин и колчан для стрел (?) к нему».

    Высокий стоячий воротник регламентированного жака способствовал распространению облегченного открытого салада с очень слабо выраженным «хвостом» на задней части тульи. Часто салады усиливались подвесными дисковидными нащечниками.

    Не совсем понятно, что имели в виду авторы ордонансов под термином «кольчуга-палето» (paletot de haubergerie). Возможно, под этим термином подразумевался кольчатый безрукавный корсет, наподобие выставленному в экспозиции  музея Клюни (Париж) образцу безрукавной кольчуги XV в.

    Описанный в ордонансах жак или як (jacue), изготовленный из простеганной на груди и спине (реже на рукавах) льняной ткани, с буфами или без,  иногда с отдельными рукавами и клиновидным воротником-стоечкой можно во всех подробностях рассмотреть на миниатюрах из «Бернских хроник» Д.Шиллинга, картинах Х.Мемлинга, в частности «Мученичество Св.Урсулы» (Реликварий Св.Урсулы, 1489 г., Музей Ханса Мемлинга) и т.д. В этой связи нельзя не отметить рисунки нидерландского художника Виллема А. Крюса, долгое время считавшегося «неизвестным мастером WA из Брюгге». Крюс (или Крюк) работал в Брюгге с 1465 по 1485 гг. и оставил поистине бесценные для современных военно-исторических реконструкторов серии работ, посвященных быту и боевым походам бургундской армии. Судя по точности изображенного оружия и снаряжения, а так же деталировке, художник зачастую рисовал с натуры (например, рисунок «свадебной каракки» Маргариты Йорк и Карла Смелого или серия работ, посвященных лагерному устройству бургундской армии). Бургундские лучники предстают на этих рисунках в снаряжении, не вполне отвечающем задекларированным нормам. На них салады (с забралами и без), жаки, но, чаще, бригандины, на которых заклепки иногда повторяют рисунок Андреевского креста. Лучники снабжены предписанным им комплектом наступательного вооружения –длинным («английским») луком, длинным мечом и длинным кинжалом. У них, как правило, высокие кавалерийские сапоги с острыми носками. Бригандину, покрытую синим (черным ?) бархатом, усеянным рядами тройных золоченых заклепок, носит и представитель гильдии лучников города Брюгге на картине Х.Мемлинга «Мученичество Св. Себастьяна» (1465-1494 гг., Королевский Музей изящных искусств, Брюссель). Х. Вирстрайт в своей «Истории осады Нейса» неоднократно описывал английских стрелков, облаченных в бригандины.

     Бургундские лучники, следуя общеевропейской традиции, использовали т.н. «длинные луки» (англ. long bow), великолепно зарекомендовавшие себя в сражениях Столетней войны. Длинный (или «английский») лук представлял собой упругий шест из тиса, равномерно утончавшийся на концах («плечах») и снабженный тетивой, сплетенной  обычно из конопляной или шелковой нити (в 1473 г. для Лилльского арсенала было закуплено 4 300 заготовок из тисовой древесины для изготовления луков).  Древко лука полировалось, могло иметь D-образное сечение, достигало в длину 1,7-2 м, диаметр в месте хвата в среднем составлял около 4 см. Стрелы, в основном, изготавливались из ясеня, имели длину 0,7- 0,9 м («в ярд длиной»), снабжались гусиным оперением, костяной накладкой на «ушке» древка и, как правило, втульчатыми  наконечниками различных типов –широкими подтреугольными с опущенными жальцами, универсальными ромбовидными и, чаще всего, бронебойными, пирамидальной и шиловидной формы. Масса наконечников в среднем колебалась в пределах 15-20 грамм (могли быть легче и тяжелей).  В среднем масса стрелы с ясеневым древком достигала 57 грамм.  При силе натяжения в   40 кг и благоприятном ветре лучник мог послать стрелу на расстояние 400 ярдов (около 365 м), хотя «рабочий» радиус стрельбы, вероятно, составлял не более 300 ярдов. Стандартная скорострельность английских лучников равнялась 12 выпущенных стрел за одну минуту (т.е. в воздухе одновременно могли находиться 3 стрелы, выпущенные из одного лука), что достигалось постоянными тренировками.

     Мерой боезапаса лучников являлась «дюжина» стрел. В документах на поставку вооружения в действующую бургундскую армию прослеживается закономерность – к одному луку полагалась одна дюжина стрел, которую воин обычно затыкал за пояс. Абвильский ордонанс предписал лучникам иметь «связку» из 30 стрел. Английские наемные арше, служившие Карлу Смелому, возможно, придерживались своего традиционного  боезапаса в 24 стрелы, которые хранились в чехлах-тубусах из вощеного холста.  В 1472 г. из Лильского арсенала в войска должно было быть направлено 1000 луков и 5 бочек, в которых транспортировалось около 1000 дюжин стрел. В 1473 г. в бургундскую армию должны были быть доставлены « 50 древков старых луков, 100 закупленных новых древков луков, 50 чехлов с крышкой и 100 других чехлов без крышки, дабы хранить упомянутые стрелы и тетивы».  

    В качестве вспомогательного оружия лучника выступал «двуручный» меч, иначе называемый «длинным мечом», который мог удерживаться за рукоять двумя руками. Здесь необходимо внести некоторую ясность. Во времена Карла Смелого градация мечей, судя по всему, отличалась от стандартов, принятых в современном оружиеведении. Так, короткими мечами считались мечи, которые имели общую длину, в среднем, 0,8 -0,9 м. Длинные мечи (или, как они названы в бургундских ордонансах, «двуручные») имели общую длину 1,2 -1,3 м при длине эфеса 0,25 -0,3 м, чтобы хватило места для обеих рук.

    Промежуточный вариант именовали «бастардом»: «Меч-бастард есть меч, чуть более короткий, чем длинный меч, но все же более длинный, чем короткий меч». Согласно этому утверждению, «бастардами» были вооружены бургундские кутилье (вспомним: «добрый меч средней длины, прямой, который он может удерживать как одной, так и двумя руками»). Судя по многочисленным средневековым изображениям, бургундские лучники носили свои «двуручные» мечи в ножнах. В таком случае, клинок «двуручного» меча должен иметь среднюю длину не больше 0,85-0,95 м, иначе его невозможно будет вытянуть из ножен. (У меня имеется реплика меча, чья общая длина равняется 1,24 м, при этом 0,945 м приходится на клинок. При росте выше среднего, мне едва хватает длины руки, чтобы обнажить клинок висящего на поясе меча.) Наряду с перечисленными мечами воины XV –XVI вв. в исключительных случаях использовали мечи гигантских размеров, длина которых колебалась от 1,5 м до 1,9 м, а масса могла достигать 5 кг. В современном оружиеведении именно их принято называть «двуручными мечами», длинные же мечи бургундских лучников сегодня принято называть «полуторными» или «полутораручными».

    Арбалет-кранекин получил свое название из-за натяжного устройства (cranequin) –реечно-редукторного механизма («немецкого ворота»), действующего по принципу домкрата.  Собственно арбалет (apbalete) состоял из композитной или железной дуги с толстой, скрученной в канат, тетивы (в армии Карла Смелого ее называли «антверпенской веревкой») и ложи с роликовым замком («орехом») и спусковым механизмом. Дальнобойность арбалетов колебалась в пределах от 200-300 ярдов (с композитной дугой) до 500 и выше ярдов (со стальной дугой). Арбалетные стрелы-болты были толще и короче стрел для лука, их длина, в среднем, колебалась в пределах 0,35 -0,45 м. В качестве оперения могли использоваться кожаные, костяные или деревянные пластинки. Болты    хранились в кожаных (или сшитых из невыделанных шкур, мехом наружу) либо деревянных колчанах, остриями вверх. На одной из миниатюр «Английских хроник» (1480 г.) изображена группа бургундских арбалетчиков, колчаны которых украшены латунными, оловянными или кожаными накладками в виде огнива с разлетающимися искрами.  Кранекинье, скорее всего, перед прицельным выстрелом останавливали коня. Тем не менее, «Атлас Талхоффера» (1467 г.) содержит рисунки, на которых конный арбалетчик стреляет на скаку –вперед, вбок и назад (!), в последнем случае, уложив ложу арбалета на плечо.


    4. Вооружение и снаряжение пехотинцев.

     К пехотинцам относились арбалетчики, кулевринье , лучники и пикинеры. Их вооружение и снаряжение в Абвильском, Боэн-эн-Вермандуаском и Дижонском ордонансах были прописаны следующим образом:

    «Пешие кулевринье и арбалетчик должны иметь кольчугу. У пикинера должен быть  выбор между жаком и кольчугой, и если он выберет кольчугу, он так же должен иметь glacon (?)».

    «Костюм пеших лучников почти такой же, как костюм конных лучников, они вооружены длинным и широким обоюдоострым кинжалом, свинцовым молотком, как у артиллеристов подвешенным на поясе за луком и мешком /для стрел/. У кулевринье должна быть кольчуга с рукавами, по возможности нагрудник, /кольчатое/ ожерелье с саладом, кинжал и меч, острый, для одной руки. Пикинеры должны носить кольчужный жакет с рукавами и нагрудник, на правой руке для некоторого предохранения –цепочки, а на левой руке только рукав кольчуги, для того, чтобы легче было нести легкий щит, который они получат, как только в этом возникнет нужда.»

    «Снаряженный пехотинец, будь то кранекинье или кулевринье <…>, должен будет иметь кольчугу, полу-салад (без забрала), /кольчатое/ ожерелье, железные наручи малой защиты, меч и кинжал, и длинную пику либо кулеврину.»

     Практически все типы упомянутого в этих документах оборонительного вооружения были рассмотрены выше, поэтому ограничусь лишь небольшими уточнениями. Помимо предписанного полу-салада бургундские пехотинцы, что следует из множества изобразительных источников, могли использовать шапели, подобные «железной шапке», найденной в Муртенском озере (Коллекция оружия музея Метрополитен, Нью-Йорк, инв. №04.3.234).

    Кольчужный жакет с рукавами (jaquette de haubergeon a manches), упомянутый в ордонансе, видимо, являлся длиннорукавным обержем, либо мог замыкаться на груди ремнями с пряжками. «Предохранительные  цепочки» являлись весьма распространенным  у бургундцев элементом защиты рук. В Ордонансе от 31 августа 1472 г., посвященном призыву ополчения из Фландрии, Брабанта и Геннегау, так же рекомендуется «кольчужный жакет с рукавами, из которых правый усилен цепочкой». Художники, обычно, изображали эти «цепочки» закрепленными вдоль рукавов жаков или пурпуэнов (Х.Мемлинг «Мученичество Св.Урсулы», бургундский гобелен 1460 г. «Осада Иерусалима Титом»).

     Легкий щит (legere targe), упоминаемый в комплекте вооружения пикинера, судя по всему, круглый баклер (bouclier) или рондаш (rondache). В отличие от баклера, который имел только одну рукоять-скобу, расположенную в центре, рондаш снабжался двойным креплением к руке (при этом, размеры щитов могли быть одинаковыми).

    Во время осады (и не только) бургундские пехотинцы получали дополнительные средства защиты –ростовые щиты-павуа (pavois, в русскоязычной литературе часто павеза) и «ломбардские щиты». Так, в составе бургундского артиллерийского обоза, направленного к главной армии 1 апреля 1473 г. значились «200 отремонтированных ребристых павуа, хранившихся в Аррасе, покрытых кожей и масляной росписью белого и синего цвета с красным крестом Св.Андрея; закупленных 120 висящих /с бретелями ?/ павуа и 120 отремонтированных прочих; закупленных 4 000 щитов ломбардского типа, расписанных в белый и синий цвета с красным крестом Св.Андрея и золотыми огнивами…»

    Щиты (targettes) ломбардского типа, вероятно, были круглой или овальной формы, как у итальянских пехотинцев-скудиэри. Подобные щиты изображали как итальянские художники (В.Карпаччо «Прибытие Св.Урсулы в Кельн», 1490 г., Венецианская Академия), так и бургундские иллюминаторы (иллюстративный ряд к «Истории Карла Мартелла», 1470 г., Королевская библиотека Альберта I, Брюссель).

    Пика (pique), давшая название пехотинцам, использующим ее во время сражения, представляла собой колющее оружие с длинным (в среднем до 5 м) древком и наконечником с граненым пером и лангетами ( в Лилльском арсенале под 1473 г. значилось «4 000 окованных пик»). Ж. де Ваврен, описывая смотр бургундской армии, проведенный в марте 1471 г. под Амьеном, оставил ряд ценных замечаний относительно вооружения фламандских пикинеров, «каждый из которых имел салад, жак, меч и пику или длинное копье с длинным древком и длинным острием с тремя гранями».

    Не менее распространенным древковым оружием, упомянутым в ордонансе 1468 г. и постоянно встречающемся в бургундских военных описях, являлся вуж (vouge) – оружие колюще-режуще-рубящего действия, длинный перьевой наконечник которого был снабжен острием, лезвием и лангетами. Иногда вуж сразу под наконечником имел дисковидную  или простую (иногда S-образную) гарду. В современном оружиеведении вужи принято относить к глефам или кузам (couse), причем, часть специалистов отличает кузы от глеф по наличию у последних бокового шипа на наконечнике.

    Алебарды, которые являлись основным видом древкового оружия в армиях Южной Германии и Швейцарии, у бургундских солдат первоначально пользовались очень небольшой популярностью. Их изображения в бургундских манускриптах рассматриваемого периода встречаются крайне редко (швейцарские художники, иллюстрировавшие хроники Д.Шиллинга, тем не менее, «снабжали» бургундских воинов алебардами швейцарского типа). На картинах нидерландских живописцев изображения алебард так же появляются лишь в последней четверти XV в. Как знаковое исключение можно рассматривать тот факт, что в 1472 г. контингент Пьера Хагенбаха (Аршамбо), бургундского губернатора Эльзаса и Брейсгау, включал в свой состав 68 алебардистов. В коллекции Муртенского Городского музея хранятся, предположительно, бургундские алебарды (инв. №№ 300 и 303) которые могли быть захвачены в ходе Муртенского сражения. Однако, форма их наконечников  с очень длинными копьецами, скорее,  характерна для алебард XVI в., что ставит как датировку самого оружия, так и его «национальную» принадлежность под знак вопроса.

    Изредка в бургундских манускриптах встречаются изображения т.н. «билля»  (англ. bill), древкового оружия с плоским ромбовидным наконечником, снабженным копьецом и боковыми шипами. Часть оружиеведов относит билли к алебардам итальянского типа, другие выделяют билли в самостоятельный вид древкового оружия. Для замены или ремонта пришедшего в негодность древкового оружия в обозе бургундской армии имелся запас древков и наконечников («1 200 ясеневых заготовок <…>, 623 пары копейных наконечников»).

    Из клинкового оружия, которое могли использовать бургундские пехотинцы, следует упомянуть т.н. фальшион, иначе, фошон (fauchon) –тесак или саблю с, как правило,  расширяющимся к острию клинком, иногда, с S-образным перекрестьем.

    Арбалеты, которые использовали пешие солдаты, судя по всему, были несколько мощнее арбалетов конных кранекинье. Тетива таких арбалетов, в основном, натягивалась при помощи полиспастного («английского») ворота, состоявшего из 2 или 3 пар блочных колес и 2 параллельных веревочных приводов. Механизм закреплялся на торце приклада и действовал по принципу лебедки. Стрелок, взводящий тетиву арбалета с помощью подобной лебедки, стал излюбленным персонажем миниатюристов-баталистов XV в. Конечно, наличие веревочных приводов не позволяло использовать «английский» ворот в кавалерии, в то время как «немецкий» ворот с успехом применялся как в кавалерии, так и  в пехоте. Кроме того, «немецкий» ворот позволял  арбалетчику повысить скорострельность с 2 до 3 выстрелов в минуту.  Используя оба вида механизмов, можно было, приложив  усилие в 20 кг, зарядить оружие мощностью 800 кг  (это при том, что сила арбалетной дуги редко превышала 400-500 кг).  Постепенно полиспастные вороты уступили место реечно-редукторным «немецким» воротам.  Стрелы пехотных арбалетов отличались (размерами и массой) от стрел кавалерийских арбалетов. Так, в описях бургундских арсеналов различаются «12 000 арбалетных болтов и 10 000 болтов для кранекина». В 1472 г. для бургундской армии было дополнительно запасено «84 стальных арбалета, 80 воротов-домкратов к ним, 2 100 веретен /болтов/ для кранекинов». 

    Ручное огнестрельное оружие в полевой бургундской армии было представлено кулевринами (coulevrines, culverines, couleuvres), иначе, аркебузами (arquebuses), которые состояли из бронзового или железного ствола, с помощью металлических обручей укрепленного на ложе. В первых моделях кулеврин пороховой заряд воспламенялся через затравочное отверстие, просверленное в верхней части ствола, что, естественно, мешало эффективному прицеливанию. Впоследствии кулеврины усовершенствовались за счет появления на них S-образного спускового механизма, который вместе с затравочным отверстием был вынесен на боковую часть ствола и ложи. При меньшем радиусе действия и меньшей скорострельности по сравнению с луками и арбалетами, кулеврины, за счет более высокой начальной скорости снаряда, обладали большей убойной силой. Нужно отметить, что в бургундской армии использование кулеврин не получило такого широкого распространения, как в армии Швейцарской конфедерации или городской милиции Германии (хотя О, де Ла Марш писал, что в арсеналах Карла Смелого аркебуз и кулеврин «имеется бесчисленное множество»). Исключение опять-таки составлял военный контингент эльзасского губернатора Хагенбаха –116 кулевринеров. Бургундское военное руководство гораздо большее внимание уделяло развитию  тяжелого огнестрельного оружия –осадной  и полевой артиллерии. Тем не менее, Карл Смелый принимал на свою службу фламандских и немецких кулевринье. Так, во время осады Нейса в рядах бургундцев сражалось 200 кулевринье под командой Рейнольда фон Броххаузена. В 1472 г. Лилльский арсенал должен был поставить в действующую армию «50 железных кулеврин, 10 бронзовых кулеврин, 105 железных листов для изготовления дроби для них». Для кампании 1475 г. планировалось привлечь 50 кулевринье для обслуживания 200      (sic!) аркебуз. Бургундские воины были хорошо осведомлены о гибельном действии кулеврин. Например, один из высших бургундских командиров Филипп де Круа писал из-под стен осажденного Нейса: «Снаряды из пушек и кулеврин, летящие в нас, гораздо мощнее английских стрел». Ж. д’Энен так же отмечал эффективность этого «неблагородного» оружия: «Один из лучников Луи де Бурнонвиля был поражен пулей из кулеврины, которая пробила одно бедро и застряла во втором». Сам Энен при Брюстеме был ранен пулей в ногу. К счастью, пуля оказалась на излете и «из всего зла оставила  мне только небольшую вмятину». 

    Бургундскую армию сопровождало множество слуг (пажей и конюхов), музыкантов, артиллеристов, саперов, обозных рабочих и т.д. О вооружении пажей ордонансы ничего не говорят, указано только, что паж на походе должен был нести копье своего жандарма. Ф. де Коммин, впрочем, писал, что, по крайней мере, в 1465 г. «слуги все были невооруженные, поскольку долгое время не знали войны». В. Крюс на своем рисунке «Павильон-конюшня» изобразил бургундского конюха –в пурпуэне, зауженной ливрее и с фальшионом на поясе.

    В описях Лилльского арсенала за 1473 и 1475 гг. значатся «закупленных 50 ребристых павуа, расписанных в черное, дабы прикрывать саперов» и «400 жаков для саперов, 300 саладов или шапелей».

 

                                      ПРИЛОЖЕНИЯ.

    1.Элементы вооружения из «Бургундской добычи».

    1.      Бригандина. Базельский Цейхгауз.

    Бургундская бригандина (нем. pancerjacke), захваченная швейцарцами при Муртене или Нанси, экспонируется в Базельском Цейхгаузе (инв. №1874 –102): стальные пластинки,  каждая из которых имеет штамп «AGNUS DEI»,  закреплены на толстой холщевой основе с помощью тройных восьмигранных заклепок, подол поделен на трапециевидные сегменты, соединительные ремни не сохранились, высота корсета 56 см. Изначально  бригандина была покрыта красным сукном (?).

     2.   Павуа. Бернский исторический музей.    

 

    В Городском музее Дельфта экспонируется бургундский павуа –бело-синий, с красным Андреевским крестом и 4 золотыми огнивами и красными разлетающимися искрами. Еще один бургундский павуа хранится в Цюрихском Швейцарском земельном музее (инв. № KZ386): материал –буковые рейки, обтянутые двумя слоями кожи, наружный слой более толстый: высота –0,955 м; ширина (верх/низ) –0,5 м / 0,445 м, толщина –0, 03 м.  Бело-красное поле щита несет красный Андреевский крест, 4 золотых (желтых) огнива с черными кремнями и красными искрами (тройные языки пламени). Еще два однотипных бургундских павуа выставлены в коллекциях музея Грансонского замка и Бернского Исторического музея. Бернский экземпляр (инв.№ 271) сохранился не в пример лучше Грансонского. Он изготовлен из липовых реек, обтянутых кожей и покрыт росписью: на белом поле эмблемы, аналогичные эмблемам Цюрихского павуа. Параметры щита: высота –1,065 м; ширина –0,5 м / 0,44 м; масса –4,2 кг. На оборотной стороне частично сохранились элементы крепления «ременной сбруи» из оленьей кожи (вместо кожаных бретелей могли использоваться крепкие шнуры) –металлические заклепки, частично с кольцами.


    3.   Шанфрьен. Базельский исторический музей.

     В Базельском Историческом музее экспонируется копия шанфрьена (инв.№ 1874-112), предположительно захваченного швейцарцами в ходе Бургундских войн. Шанфрьен весит 4,18 кг. Многие бургундские жандармы, что следует из изобразительных источников, прикрывали лошадей более легкими масками либо налобными ронделями. Вес подобной маски (1510 г.) из Коллекции оружия Кливлендского Художественного музея (инв.№75) составляет 1,54 кг. Полный конский доспех-бард, помимо наглавника включавший латный «шарф», нагрудник, накрупник и соединяющие их боковины (flancars), могли позволить себе только весьма состоятельные воины. Великолепные образцы бардов XV в. экспонируются в музейных коллекциях Вены, Лондона, Парижа, Берлина. Наиболее ранним из них считается бард итальянского стиля из Венского Историко-художественного музея, изготовленный около 1450 г. миланским доспешником Пьетро Инокенца да Фаэрно. Конские доспехи весили в пределах 30-45 кг. Так, бард готического стиля, выкованный в Ландсхуте около 1480 г. (Отдел оружия  Коллекции Уоллеса, инв. №620) весит 30,1 кг.


    4. Меч. Муртенский городской музей.

    В Венском Историко-художественном музее экспонируется парадный меч, (инв.№ XIV,3) –с узким, ромбовидного сечения клинком, эфесом, набранным из агата (рукоять и навершие «рыбий хвост») с жемчугом, украшенным позолотой и гравировкой, с богато декорированными ножнами. Сохранились и обычные бургундские мечи. Так, в Муртенском Городском музее хранится бургундский меч, захваченный в ходе Муртенского сражения ( 1476 г.): общая длина 107, 5 см; длина клинка 84 см; ширина клинка у крестовины 5,1 см.  Лезвия клинка по прямой сходятся к острию, что свидетельствует о том, что данный меч служил для нанесения колющих ударов. В Берлинском Немецком музее хранится меч середины XV в. (инв.№ 1843) похожей формы: общая длина –118,5 см; длина клинка –915 см; ширина клинка у крестовины 3,8 см; масса 1,09 кг.


    2. Бургундские воины в изобразительных источниках.

     1-2. Изображения бургундских кавалеристов на гобеленах и миниатюрах. Прорисовки Куркина А.В.


     3.  Изображения бургундских воинов на рисунках Виллема А. Крюса. Прорисовки Куркина А.В.

Категория: Военное дело | Добавил: Europa (27.12.2009) W
Просмотров: 2110 | Теги: история, вооружение, Бургундия, армии | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]